17 Июн 2017 18:47 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Главная улица города: яркая и печальная история видных купцов-старообрядцев и первого кинотеатра Нижнего Тагила без «богопротивных и срамных сцен» (часть 7)

В конце XIX – начале ХХ веков Нижнетагильский завод становится крупным торговым центром Пермской губернии. По торгово-экономическим показателям он находился на втором месте после Екатеринбурга. Тагильские кустари получали медали и грамоты практически на каждой ярмарке и торгово-промышленной выставке, которые проводились в те годы в России. Их продукция хорошо продавалась не только на Среднем Урале, но и в Западной Сибири, южно-уральских регионах. Ковши и котлы, самовары и сковороды, лопаты и топоры, подносы и сундуки были хорошо известны как в европейской части Российской империи, так и в Средней Азии. В Самарканде, Бухаре, Иране и Афганистане большим спросом пользовались сбитенники, которые местные жители использовали в качестве рукомойников. Афганские купцы везли в Кабул и дальше, в Кветту и Дели, самовары и походные котлы. В 1967 году тагильский сундук, сделанный на «сундучной фабрике» Кокушкина, был обнаружен в Бирме (ныне Мьянма). А тагильские ведёрные и полутораведёрные самовары до сих пор служат (правда, уже в качестве предметов интерьера) в чайханах Мазари-Шарифа, Кабула, Тегерана и Пешавара.

Тагильские купцы славились на всю губернию своей исключительной порядочностью. Этот факт отмечали купцы Среднего Урала, Предуралья и Сибири. Василий Дмитриевич Белов – младший сын «экономического» управляющего тагильских заводов Д. В. Белова – в своих этнографических исследованиях (к сожалению, так и не завершённых) не раз объяснял эту особенность тагильского купечества: 

«Все они, почти все, являются выходцами из старообрядческих общин, в традициях которых порядочность и честность в шкале общечеловеческих ценностей стоят на втором месте после боголюбия...»

По сути, почти всё тагильское купечество, появившееся и набравшее силу в XVIII-XIX столетиях, вышло из старообрядческих общин. Демидовы, официально поддерживавшие позицию властей по отношению к расколу, на деле были более чем терпимы к людям старой веры. Старообрядческие общины в демидовских заводских посёлках и приписанных деревнях не испытывали давления ни со стороны официальной церковной власти, ни со стороны власти светской. Легенда, отражённая позднее в некоторых литературных произведениях, гласит, что Никита Демидович, испытывавший острую нужду в умелых рудознатцах и литейных дел мастерах, договорился с царём, чтобы людей старой веры, работающих на Демидова, не преследовали, а он – Демидов – в свою очередь сделает всё, чтобы старообрядничество при заводах не развивалось. И документы тех лет пусть косвенно, но эту легенду подтверждают. Конечно, договаривался Никита не с самим царём (иначе сидеть бы ему на колу за такое святотатство), а с царёвыми фаворитами. Да и не всех староверов Демидовы на своих заводах привечали. Убежище в демидовских вотчинах находили, как правило, староверы-рудознатцы и литейных дел мастера. Но покровительствовали Демидовы всей семье специалиста, и очень скоро староверческие общины начали расти и развиваться.

Будучи людьми «крепкими духом и трезвых взглядов», дисциплинированными, ответственными, старообрядцы чаще других назначались мастерами, а получив повышение, быстро продвигались по карьерной лестнице. Толковых управленцев всех уровней Демидовы всегда поощряли рублём и льготами. Позднее у Демидовых появилась практика поощрять тех староверов, которые решали перейти в единоверие. В этом случае мастеровой, кроме хорошей прибавки к жалованию, получал и единовременную денежную выплату в размере до 50 рублей.

В период «коллегиального управления» уральскими заводами Прокофием, Григорием и Никитой Акинфиевичами мастеровые и приказчики, а также члены их семей получили возможность заниматься «побочным» делом. Заводчики смело передавали своим крепостным подряды на поставку в заводы угля, фуража, леса, провианта, предпочитая платить за выполненную работу «своим людишкам», а не сторонним исполнителям. И уже к концу XVIII – началу XIX столетия на демидовских заводах появились все предпосылки для возникновения купечества.

Выбившись «в люди», купцы-староверы поддерживали свои общины, а общины, в свою очередь, поддерживали своих купцов. И хотя к середине XIX века большинство купцов-старообрядцев всё же перешли в единоверие, в уральских городах и заводских посёлках оставалось ещё достаточно предпринимателей, сохранявших преданность своей исконной вере и традициям предков.

Одним из самых оборотистых старообрядцев Нижнетагильского завода был купец Карп Хлопотов, наживший состояние на розничной и оптовой торговле мукой. О нём, впрочем, известно немного – куда меньше, чем о его сыновьях. Архип, Иульян и Викул Карповичи, помимо торговли мукой, не упускали возможности заработать на всём, что сулило прибыль. В начале XX столетия Хлопотовы развернули в посёлке и близлежащих заводах торговлю хлебобулочными изделиями и продуктами питания. «Хлопотовские» пятикопеечные калачи вплоть до революционных событий 1917-го были настоящей легендой Нижнего Тагила: старожилы рассказывали, что калачи подолгу не черствели, а ещё дольше не портились. Большой популярностью пользовались и «хлопотовские» пряники, за которыми приезжали купцы из других населённых пунктов, в том числе из Екатеринбурга.

В 1908 году братья Хлопотовы покупают у разорившегося купца-мучника большой дом на улице Александровской и два магазина на Базарной площади. Дом, более известный в Нижнем Тагиле как кинотеатр «Искра», или дом купца Хлопотова (нынешний адрес – проспект Ленина, 19), сохранился до наших дней и является историко-архитектурным памятником.

Дом купца Хлопотова (на самом деле – купцов Хлопотовых), он же бывший кинотеатр «Искра»

История дома Хлопотовых по сравнению со стоящими рядом зданиями, наверное, самая богатая. Сразу после покупки недвижимости Иульян Хлопотов отправляется в Лондон, откуда привозит в Нижний Тагил оборудование для демонстрации «живых картин». В это же время Архип Карпович начинает оборудовать на первом этаже дома первый в нашем городе кинотеатр.

Надо отметить, что кинематограф в Россию проник достаточно быстро. Первый киносеанс братья Луи-Жан и Огюст Люмьер провели в подвале парижского «Гран-кафе» в декабре 1895 года, а уже весной 1896-го фильмы стали показывать в Москве, Питере и Нижнем Новгороде. И хотя до 1904 года кино было преимущественно развлечением для царского двора, дальнейшее распространение нового на тот момент искусства шло довольно быстрыми темпами. Уже в 1905 году в России стала формироваться система кинопроката и первые «иллюзионы» и «синема-театры» начали возникать не только в губернских городах, но и в глубинке.

Свой кинотеатр Архип Хлопотов назвал «Иллюзия», и первый киносеанс в Тагиле прошёл весной 1910 года. Возможно, кинотеатр открылся бы и раньше, если бы не отсутствие электричества. В те времена единственным местным монополистом электроэнергии в посёлке был Нижнетагильский завод. Договориться с заводом было бы возможно, если бы управляющий не ломил «совершенно неприличные цены». Не желая переплачивать лишнего (уж кто-кто, а купцы цену копейке знали), Архип Карпович оборудовал во дворе дома свою собственную электростанцию, купив для этого два дизель-генератора. Мощности хлопотовской электростанции хватило и на нужды кинотеатра, и на половину улицы Александровской, населённой преимущественно купцами.

Кинотеатр «Иллюзия» имел большой зрительный зал с ложами для VIP-персон. В углах сцены, где был расположен экран, стояли рояль и пианино, на которых по переменке играли два тапёра. В фойе бесплатно раздавались программки. Сеансы состояли из трех частей: «драматический фильм повествовательного содержания», видовой фильм и комический фильм. Первое время сеанс шёл без перерыва при смене картин. Позднее Хлопотов пригласил ансамбль балалаечников, который играл в фойе перед началом сеанса и в перерывах между фильмами. Цены на билеты в «Иллюзию» были дифференцированы: женщины платили по 20 копеек, мужчины – по 50, учащиеся в форме – 15 копеек, дети – 10. Картины демонстрировали исключительно свежие. Накануне каждого сеанса по посёлку расклеивались красочные афиши, извещающие о новинках, а в газете «Нижне-Тагильский листокъ объявлений и извещений» печатались анонсы. Надо сказать, что Архип Карпович, будучи человеком строгих нравов, следил за тем, чтобы фильмы не содержали «богопротивных и срамных сцен».

На втором этаже дома стараниями Викула Карповича была оборудована гостиница, получившая название «Александровская».

Дом купца Хлопотова. Кинотеатр «Иллюзия» и гостиница «Александровская»

Гостиница Хлопотова считалась самой роскошной в Нижнетагильском посёлке. Она была электрифицирована, имела комфортабельные номера, обставленные дорогой модной мебелью, два игорных зала. Сюда поиграть в карты регулярно съезжались как местные купцы и зажиточные обыватели, так и состоятельные люди из других городов, в том числе из Уфы, Перми, Екатеринбурга и Верхотурья. Гостиница приносила хороший доход, и слава о ней гуляла чуть ли не по всей губернии. Постояльцами гостиницы «Александровская» бывали и известные уральские купцы-старообрядцы: Андрей Петрович Путин, торговавший солью и рыбой от Томска до Перми, бакалейный «магнат» Павел Степанович Шердаков (оба – выходцы из Очерского завода), мучной купец-оптовик Григорий Никифорович Грачёв из Екатеринбурга и другие.

Был в доме Хлопотовых обширный подвал и подземный ход, ведущий к городскому парку, на берег пруда. В первые годы советской власти чекисты и милиционеры усиленно искали в подвале сокровища или деньги, которые здесь могли оставить купцы, но как ни старались, так ничего и не нашли. Все свои сбережения Хлопотовы хранили сначала в «андреевской банкирской конторе» в Екатеринбурге, а незадолго до её закрытия перевели их в Екатеринбургскую контору Госбанка.

Позднее выяснилось, что изначально в подвале дома находилась старообрядческая «моленная», где устраивали встречи с проповедниками, которым до 1906 года запрещалось вести проповеди в «горных заводах», больших сёлах и городах. После опубликования манифеста «Об укреплении начал веротерпимости» нужда в тайных сборищах отпала…

…В 1918 году дом Хлопотовых национализировали. Иульяна и Архипа Карповичей большевики расстреляли. Судьба третьего брата – Викула – до сих пор в точности неизвестна. В кинотеатре поначалу расположился спортивный клуб русско-французской борьбы «Санитас». Но после того, как колчаковцы ушли из города, здесь вновь стали показывать кино. Правда, поначалу кинотеатр работал только по вечерам, днём в помещении функционировала рабочая столовая. И своё новое и последнее название – «Искра» – кинотеатр получил позднее, когда исполком горсовета постановил перепрофилировать его в детский.

Укладка брусчатки у к/т «Искра»

С «Искрой» связаны три знаменательных события в истории тагильского кинопроката. В 1931-м здесь была установлена первая в области аппаратура для воспроизведения звуковых фильмов. А в 1937 году кинотеатр стал первым в области детским кинотеатром, в котором, кроме демонстрации фильмов для детей и юношества, работали детские творческие коллективы. Примечательно, что в годы Великой Отечественной войны основу персонала кинотеатра составляли школьники старших классов, которые не только выполняли работу билетёров, киномехаников, контролёров, уборщиц, но и выступали с концертами перед рабочими заводов, призывниками и добровольцами, которые отправлялись на фронт. В 50-70-е годы кинотеатр повидал немало выдающихся советских актёров и кинорежиссёров, приезжавших в наш город на творческие встречи со зрителями. Здесь выступали Сергей Бондарчук, Владимир Этуш, Кирилл Лавров, Олег Стриженов, Николай Крючков и многие другие.

Кинотеатр «Искра» перед началом сеанса (фото 50-х гг.)

«Искра» в 1960 г.

Надо отметить, что городские власти всегда понимали важность киноискусства и популярность его в народе и старались сделать всё, чтобы облегчить зрителям жизнь. Сейчас мало кто помнит стационарные металлические конструкции, разбросанные по всему городу, на которых помещали анонсы фильмов, идущих в том или ином кинотеатре. Для удобства зрителей вблизи кинотеатров оборудовались и остановки общественного транспорта. Существовала своя трамвайная остановка и возле «Искры».

Трамвайная остановка напротив к/т «Искра»

В 1994-м в «Искре» стала работать аппаратура для демонстрации стереофильмов (которые теперь именуются «3D»). Но два года спустя по городу поползли слухи о том, что кинотеатр закрывают. Местные власти так и не сумели сохранить старейший кинотеатр города. В 1996 году он закрылся.

Само здание ещё в начале 70-х было признано памятником архитектуры областного значения. В 1986 году его занесли в реестр памятников истории и архитектуры и составили паспорт. Снаружи дом мало в чём изменился. Сохранились даже его декоративные элементы. В 70-х и 80-х годах на здании проводились реставрационные работы. В 90-е администрация города передала дом купцов Хлопотовых в пользование различным организациям, надеясь, что те будут следить за состоянием памятника архитектуры...

Здесь же, неподалёку сохранилось ещё одно здание, купленное братьями Хлопотовыми в начале ХХ столетия. Это один из магазинов, стоявший на Базарной площади. Пережив ряд реконструкций и капитальных ремонтов, он сохранил свой профиль и ныне является единственным продуктовым магазином во всей «исторической части» проспекта Ленина.

Магазин Хлопотовых на Базарной площади

Бывший магазин Хлопотовых – продовольственный магазин «Ясень»

Одним из «китов» тагильской торговли в конце XIX – начале ХХ века по праву считался купец-старобрядец Илья Фёдорович Уткин. Происходили Уткины из приписных крестьян, а поднялись в те времена, когда в фаворе у Демидовых ходил приказчик Фёдор Петрович Соловьёв. Именно он и заметил среди заводских мастеровых своего тёзку и соседа Фёдора Савельевича Уткина. Соловьёв был назначен Николаем Никитичем Демидовым «присматривать» за приисками, где мыли золото и платину, но помощники ему достались никудышные. Фёдор Петрович предложил соседу взяться за поставки провианта и фуража для приисков. Выбор был не случаен: Фёдор Уткин пользовался в заводе большим авторитетом. Уважали его и единоверцы. В одном из донесений хозяину Фёдор Петрович Соловьёв писал: 

«...И ништо как оной Уткин кержацкой веры. Нрава он трезвого, умом Бог не обидел, грамотен да крепок духом. Подряды исполняет справно, честен во всём...» 

Соловьёв и сам держал большой платиновый прииск под Висимом, и вскоре Уткин получил новые подряды. Сын Фёдора Савельевича – Илья – начинал свою карьеру вместе с отцом и достаточно быстро показал себя расчётливым и удачливым коммерсантом. Правда, завистники поговаривали, что Уткины понемногу крадут с приисков добытые золото и платину, но прямых доказательств тому не было.

Тем временем капиталы Уткиных росли как на дрожжах. Отчасти тому способствовали всё новые и новые подряды, которые они получали от правления заводов, отчасти – торговля, которой отец и сын начали заниматься на Нижнетагильском, Висимо-Уткинском и Лайском заводах. Кроме этого, в Нижнем Тагиле Ф. С. Уткин активно занимался общественной деятельностью. В 30-х годах XIX века он собрал вокруг себя более 50 семей староверов и зарегистрировал общину, которая вскоре стала играть заметную роль на Нижнетагильском заводе. Постепенно Фёдор Савельевич передал дела коммерческие сыну Илье, а сам стал больше времени уделять делам общины.

Илья Фёдорович взялся за коммерцию уверенно и энергично. К 1890 году он уже считался одним из самых крупных поставщиков продовольственных товаров в Пермской губернии. А заключив долгосрочные договоры с такими известными мукомолами того времени, как Макаров, Первушин, Колокольников, Уткин практически «убрал» всех конкурентов в Горнозаводском округе, успешно торгуя мукой по всей губернии и за её пределами.

Но к началу ХХ столетия мучной бизнес Ильи Фёдоровича Уткина стал немного «проседать» под натиском конкурентов и он начал вкладывать солидные средства в другие направления торговли. В конце XIX века Уткин строит на перекрёстке улиц Александровской и Арзамасской ряд зданий, предназначенных для торговли мануфактурой и строительными материалами. Самым известным из них и единственным сохранившимся до наших дней является дом № 21 по проспекту Ленина (нынешний адрес).

Дом купца И. Ф. Уткина (фото 40-х и 70-х гг.)

На первом этаже здания купец открыл магазин, где шла торговля «красным товаром» – тканями и изделиями из них. В одноэтажном здании, пристроенном справа, шла бойкая торговля продуктами питания. В другом пристрое, находившемся на улице Арзамасской (ныне – Красноармейской), тоже был открыт магазин по продаже стройматериалов, часть из которых Уткин закупал у тагильских кустарей, а часть производил сам, являясь совладельцем двух паровых и одной ручной лесопилок. Также на паях с купцом И. А. Устиновым Илья Фёдорович организовал «Электротехническую и строительную контору», которая оказывала широкий спектр строительно-монтажных услуг.

Рекламное объявление «Электротехнической и строительной конторы» купцов Уткина и Устинова

Здание, в котором находилась эта контора, И. Ф. Уткин выстроил напротив магазинов, на другой стороне улицы Арзамасской. Вскоре здание было надстроено ещё одним этажом, где распахнула двери своих номеров комфортабельная, но недорогая гостиница. В 1912 году купец Уткин вместе со своим зятем, известным нам К. Н. Мотылёвым, открыл магазин «Технические товары», где, как утверждала реклама, можно было купить «абсолютно всё от иголки до аэроплана». Но аэропланы в Нижнетагильском заводском посёлке спросом не пользовались, чего нельзя сказать о машинах и механизмах сельскохозяйственного назначения. Ими в основном и торговали в этом магазине. А двумя годами ранее Илья Фёдорович Уткин скупил у наследников своего бывшего работодателя Соловьёва все его платиновые прииски, которые после вливания сравнительно небольших денег в техническое перевооружение стали давать новому владельцу более трети общей прибыли...

Октябрьская революция положила конец процветанию купечества в Нижнем Тагиле.

Лишился всех своих активов и Илья Уткин. Его мануфактурный магазин, реквизированный наряду с другими строениями, разместил на своих площадях сначала магазин рабочей кооперации, а затем продовольственный магазин Центрального (позднее – Ленинского) райпищеторга. В пристрое, что находился на улице Арзамасской (Красноармейской), был оборудован кинотеатр «Горн», а в доме напротив, надстроенном во второй половине 20-х ещё двумя этажами, открылась гостиница.

Улица Александровская (Ленина) в 20-х гг. Справа – дом купца Уткина, далее – здание гостиницы до перестройки

В ранний советский период гостиница приобрела дурную репутацию. Контингент её постояльцев состоял, как правило, из командированных рабочих и мелких совслужащих, основным видом досуга которых были обычные пьянки. Не было дня, чтобы тагильские милиционеры не приезжали сюда увозить пьяных, разнимать дерущихся или фиксировать кражи из номеров. В 1935 году в одной из комнат гостиницы случился пожар, в результате которого выгорело всё здание.

«Горелая гостиница» (фото 40-х гг.)

Почти 10 лет простояли стены «горелой гостиницы», как прозвали дом тагильчане. Ремонтировать его городские власти собирались несколько раз, но каждый раз работы откладывались по причине нехватки денег в городском бюджете. В конце концов здание разобрали...

Кроме гостиницы, Илья Фёдорович Уткин владел ещё и дачей. В 1909 году в нескольких верстах от железной дороги, в сосновом бору, на берегу речки Малая Кушва купец построил двухэтажный дом с мезонином и два одноэтажных дома «коридорной системы», комнаты в которых сдавались на лето отдыхающим горожанам. Рядом с «дачей» Уткин устроил небольшой пруд с пристанью, а вся территория вокруг домов была засажена кустами сирени и акации. «Дача» быстро стала очень популярна у тагильских обывателей. Сюда любили приезжать молодожёны, влюблённые парочки находили очень романтичным катание на лодках по пруду и вечерние прогулки в сосновом бору...

В 1921 году «уткинская дача» была передана под детский дом. Затем там разместили дом отдыха для строителей НТМЗ. Но с появлением вблизи коксохимического производства его закрыли. До середины 60-х годов бывшая купеческая «дача» простояла бесхозная, а затем была снесена из-за ветхости. На её территории позднее была размещена пожарная часть.

У ворот бывшей «уткинской дачи» (фото 40-х гг.)

Сейчас о том, что на этом месте некогда находился загородный «дом отдыха», напоминают только несколько вековых сосен да заросший подлеском овраг, в котором ещё можно разглядеть остатки гидротехнических сооружений, возведённых по проекту предприимчивого купца Уткина в начале ХХ века...

Здание мануфактурного магазина И. Ф. Уткина в советский период пережило немало событий. В нём находился штаб Красной гвардии, о чём говорила мемориальная доска, которая до недавнего времени присутствовала на стене дома. Недолгое время на втором этаже здания находился отдел технической книги городской библиотеки, служебные квартиры. В дальнейшем второй этаж был передан медицинскому училищу. На первом этаже неизменно размещались магазины. В советское время – продовольственные, в «новейшей истории» – по продаже непродовольственных товаров.

Дом купца Уткина (фото 2000-х гг.)

Здание, как и «хлопотовский» дом, в 80-х годах ХХ века было признано памятником истории и архитектуры, но реставрацией и сохранением его никто толком не занимался. В советское время причиной тому называлось отсутствие оригинальных чертежей строения. В постсоветский период, когда стоимость реставрационных работ выросла в разы, у города не оказалось свободных денег и дом довольствовался внешним косметическим ремонтом.

Вопросы сохранения здания как объекта историко-культурного наследия начали поднимать лишь в 2012-м. К тому времени «дом Уткина» уже лишился части первоначальных построек и утратил часть оформления фасадов. Только в 2016 году на его фасадах начались реставрационные работы, в ходе которых внешний вид дома был частично восстановлен...

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ» 

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: