10 Июн 2017 11:38 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Главная улица города: от экспериментальных саженцев до главных городских скверов (часть 6)

Век Базарной площади был недолог.

Впервые предложение о её ликвидации прозвучало в 1919 году, в скором времени после того, как в Нижнем Тагиле была восстановлена советская власть. В России ещё продолжалась Гражданская война, купцы и состоятельные кустари, причисленные к «мироедам и врагам трудового народа», в большинстве своём ушли с отступающими частями белой армии, в сёлах шла продразвёрстка, в ходе которой у крестьян изымались излишки продовольствия. Страна стояла на рельсах «военного коммунизма», которые вели её к коллапсу.

Согласно первым декретам Советской власти, вся собственность заводчиков, помещиков, купцов подлежала изъятию «в пользу трудового народа». Магазины и лавки состоявшихся купцов стояли закрытыми, а их склады, в том числе и лабазы, находившиеся на Базарной площади, были конфискованы вместе с запасами товаров. Мелкие торговцы также закрывали свои лавки: без купцов-оптовиков им просто негде было закупать товары.

С приближением зимы выяснилось, что поставок дров в посёлок, получивший статус города, вряд ли стоит ожидать. Часть торговцев «щепного ряда» ушла вслед за колчаковцами, другие сидели по домам, не имея возможности доставить дрова в город – почти все лошади были конфискованы или белыми, или красными. В городе стали разбирать на дрова всё, что могло гореть, в том числе пустующие купеческие склады. Не избежал этой участи и ряд строений на Базарной площади. На упадок торговли влияло и отсутствие единой валюты в стране. На руках у населения находились деньги пяти последних эмиссий, которые не имели никакой ценности. Торговля всё больше скатывалась к меновой форме. 

Вид на Базарную площадь с колокольни Входо-Иерусалимского собора 

Первыми предложили ликвидировать Базарную площадь тагильские комсомольцы. Во вторую годовщину Октябрьской революции они обратились к депутатам городского совета с предложением очистить площадь от строений, а на освободившемся месте устроить площадку для проведения митингов. Исполком горсовета нашёл предложение здравым, однако в то время город просто не имел возможности его реализовать. Решение вопроса отложили на год, затем ещё на год.

Решения X съезда РКП(б), провозгласившие начало «новой экономической политики», ненадолго продлили жизнь Базарной площади. В Нижний Тагил стали возвращаться кустари, ремесленники и даже некоторые купцы, которые открывали артели, товарищества, кооперативы по производству продуктов питания, товаров народного потребления и оказанию услуг жителям города. Торговля в Тагиле начала возрождаться, и с ликвидацией Базарной площади решили повременить. Но уже год спустя возникла проблема иного рода: город захлестнула волна преступности.

Ветеран свердловской милиции Иван Савченко в конце 80-х вспоминал:

«Начиная с осени 1922 года нас, молодых оперативников, начали отправлять в служебные командировки в Невьянск и Нижний Тагил, где местная милиция не справлялась с разгулом преступности. Нижний Тагил наводнили деклассированные элементы: освобождённые заключённые, трудовые дезертиры, вернувшиеся по амнистии бывшие белогвардейцы, купцы, дворяне. Большинство из них не хотели честно работать и объединялись в преступные сообщества. Немалую долю всех правонарушений составляли малолетние преступники: сироты, беспризорники, дети из неполных семей. Выросло число бытовых преступлений на почве пьянства. В связи с этим уездком принял решение послать в помощь тагильским товарищам несколько групп, составленных из милиционеров и чекистов».

Кроме «деклассированных элементов», в надежде получить работу в город шли крестьяне из ближних и дальних деревень. Но заводы не могли обеспечить всех рабочими местами, и приехавшие на заработки люди были вынуждены или возвращаться в родные места, или добывать себе средства к существованию преступными путями. В этой ситуации Базарная площадь стала одним из самых неспокойных мест. Кражи с прилавков и карманные кражи совершались здесь по несколько раз в день. Часто отмечались случаи грабежей, в том числе и вооружённых. В то же время задержать преступников по горячим следам мешали расположение площади и её большая территория. 

Городские власти приняли решение постепенно закрыть торговлю на площади, ликвидировать рынок, а на его месте разбить городской парк. Первую часть постановления исполком Горсовета брал на себя, вторую решили возложить на тагильскую комсомолию. Но, как это часто бывало, от решения до исполнения…

Мало кто знает, что идея озеленения Базарной площади не была «плодом коллективного разума» тагильских комсомольцев. Впервые с этим предложением выступил комсомолец Лев Рудый – сын известного уральского садовода-селекционера Кузьмы Рудого. Позднее, уже работая в должности руководителя предприятия «Горзеленхоз», Лев Кузьмич вспоминал:

«Разговаривая с друзьями, я часто слышал, как было бы здорово, если бы в нашем городе появился сквер или парк, где могла бы отдыхать молодёжь. На одном из заседаний актива я предложил высадить на месте закрытого рынка сад. За садом могли бы ухаживать пионеры и комсомольцы, а отец, я был уверен, с удовольствием помог бы нам».

Надо сказать, что «пионер северного садоводства» Кузьма Рудый в то время находился в неоднозначном положении. Из-за того, что в период «колчаковской оккупации» Нижнего Тагила он возглавлял тагильскую земскую управу, советская власть относилась к нему с большим подозрением.

Кузьма Осипович Рудый родился в 1874 году в деревне Климонт Виленской губернии Польской провинции Российской империи в крестьянской семье. По окончании учительской семинарии в городе Молодечно в 1898 году молодой педагог отправился на Нижнетагильский завод, получив должность учителя в земском Выйском двуклассном училище. Позднее был назначен заведующим этим училищем. 

Кузьма Осипович Рудый 

В 1899-м по Вые поползли слухи, что молодой земский учитель Кузьма Рудый на своём участке закладывает сад, где намерен выращивать плодово-ягодные культуры, которые до сего времени не приживались в суровом уральском климате. Вскоре слухи подтвердились, а на участок семейства Рудых зачастили любопытные соседи.

Ни морозоустойчивых сортов, ни центров селекции в те времена не было. Селекционной работой занимались немногочисленные энтузиасты-любители. Сейчас это трудно представить, но до 1919 года озеленением Нижнего Тагила никто не занимался. Нет, конечно, деревья в посёлке росли, но сажали их индивидуально, по одному или два, перед домом или на задах огорода на непригодных для посадки овощей землях. Озеленение улиц, площадей и других публичных мест, а уж тем более планомерное, не проводилось. Исключением были церковные и больничные ограды да городской парк, возникший на месте демидовского сада.

Деятельностью Кузьмы Осиповича заинтересовались земские власти, которые сразу же отнеслись к экспериментам Рудого с пониманием, стали оказывать ему помощь и не раз отмечали «большую пользу и исключительную важность развития садоводчества в Нижнетагильске». Три года спустя по его просьбе земская управа выделила ему «две десятины бросовой земли близ Тагил-реки для расширения опытного садового хозяйства», где с 1904 года начал действовать питомник К. О. Рудого. Здесь за 33 года знаменитый тагильский селекционер вывел более двухсот сортов плодово-ягодных растений и деревьев: яблонь, груш, вишни, слив, крыжовника, смородины, садовой земляники, облепихи, морозоустойчивых садово-декоративных растений. В теплицах своего хозяйства Кузьма Осипович выращивал дыни, арбузы и даже виноград.

Рудый, как настоящий педагог, сумел увлечь садоводством и своих учеников. В его сад постоянно приходили учащиеся тагильских школ и училищ. Под руководством хозяина сада ребята изучали растения, проводили опыты, помогали ухаживать за деревьями и кустарниками. Всех своих юных помощников Кузьма Осипович щедро одаривал семенами и саженцами из питомника. Помогали отцу сыновья Сергей, Геннадий и Лев, дочери Алевтина и Вера. 

Кузьма Осипович Рудый с семьёй (фото 30-х гг.) 

Очень скоро молва о селекционере-энтузиасте из Нижнетагильского посёлка разнеслась по сёлам и городам Предуралья, Урала и Сибири, а Рудому начали поступать выгодные коммерческие предложения, от которых он никогда не отказывался. Деньги были нужны: выписывать семена и саженцы из-за границы или из других регионов России, содержать семью, дать образование детям.  

В 1911 году на Первой сельскохозяйственной выставке Урала за успехи в развитии садоводства на Среднем Урале Министерством земледелия Кузьме Рудому было присвоено звание «Пионер северного садоводства» и вручена золотая медаль. Специалисты со всех уголков России единодушно отмечали успешные работы тагильского селекционера по выведению новых сортов садовых, парковых и декоративных растений. Саженцы из тагильского питомника Рудого начали заказывать со всей страны. Кушва, Алапаевск, Томск, Пермь, Вятка – вот далеко не полный перечень городов, где до сих пор растут деревья и кустарники из питомника Кузьмы Осиповича, который, став знаменитым, не бросил основное место работы. Он по-прежнему был заведующим Выйским земским училищем и преподавал в нём. Там он проработал до 1917 года. Затем по предложению фракции меньшевиков Нижнетагильский совет выдвинул его кандидатуру на пост председателя местной земской управы. Кандидатуру одобрили представители всех фракций, и в этой должности К. О. Рудый проработал два года.

После ликвидации земств Кузьме Осиповичу предлагали войти в состав местного совета, однако он отказался и вернулся к преподавательской практике и селекционной работе. 

В 1924 году городские власти приступают к ликвидации Базарной площади. Тогда же появляется план её реконструкции. Вся территория площади была поделена на три части. 

Бывшая Базарная площадь на карте 1962 г. 

В центральной части первоначально хотели поместить учреждения культуры: библиотеки, театр, цирк, аттракционы для детей. Слева и справа должны были раскинуться два сквера с фонтанами в центре каждого. Слева – Комсомольский сквер, который был разбит в 1924-1927 годах, справа – сквер Красной Армии, ставший реальностью в 1934-1936 годах. На реализацию плана исполком Горсовета отводил десять лет. Правда, в дальнейшем этот план неоднократно менялся по причине изменения идеологического курса, а больше из-за нехватки средств в городском бюджете. Так, не появились здесь библиотека и городок аттракционов; планировали, но не стали делать фонтан в сквере Красной Армии. Да и сами скверы было некому обустраивать.

Тогда-то в горисполкоме и вспомнили о Кузьме Осиповиче. Год назад он обращался в городской совет с предложением создать в городе предприятие-питомник по выращиванию саженцев кустов и деревьев для озеленения города. Рудой обещал, что предприятие будет окупать само себя и ещё приносить прибыль, торгуя саженцами акклиматизированных плодово-ягодных культур. Тогда в исполкоме горсовета селекционера выслушали, но не более. Теперь идею Рудого поддержали все депутаты городского совета, и вскоре в Нижнем Тагиле появилось предприятие «Горзеленстрой». В качестве задела Кузьма Осипович передал в питомник предприятия более двух сотен саженцев деревьев и кустарников. Столько же саженцев он выделил и для Комсомольского сквера. А ввиду того, что рабочих рук в городе не хватало, сквер передали комсомольцам в качестве подшефного объекта. Посадкой саженцев, разбивкой клумб и другими работами, связанными с озеленением, руководили лично Кузьма Осипович и его старший сын Сергей.

В 1925 году Рудого приглашают на работу в «Горзеленстрой». Он принимает приглашение и вскоре самым активным образом участвует в разработке и реализации проекта по озеленению города. В 1930-м по его инициативе был создан питомник на руднике им. III Интернационала, где начинают выращивать саженцы плодово-ягодных культур для садоводов, а сам Кузьма Осипович назначается агрономом и главным садовником питомника. По его проекту и под его руководством происходит озеленение сквера Красной Армии, а также сквера Рабочей Молодёжи, который было решено разбить вокруг памятника В. И. Ленину. Кроме того, селекционер занимается выведением особого сорта пшеницы, устойчивой к капризам уральской погоды. Саженцы яблонь, груш, вишни и других плодово-ягодных растений, выведенных им в Тагиле, отправляются в Тобольск, Тюмень, Омск, Магнитогорск, Челябинск и Пермь. В 1937 году за успехи в выведении высокоурожайных и морозоустойчивых культур К. О. Рудый был награжден почётной грамотой и денежной премией от Наркома земледелия. 

Дальнейшая судьба «пионера северного садоводства» сложилась трагически. 6 декабря 1937 года Кузьма Осипович и его сын Сергей были арестованы и осуждены. В течение 18 лет родственники ничего не знали об их судьбах. Только в 1955 году было установлено, что отец и сын Рудые были расстреляны 15 декабря 1937 года.

После ареста Кузьмы Осиповича все заботы об отцовском питомнике взял на себя его сын Лев. В 1939 году Лев Кузьмич был приглашён на работу в «Горзеленстрой» главным агрономом. Вскоре его назначили главным инженером предприятия, а затем и директором. 

Лев Кузьмич Рудый с супругой Валентиной Макаровной 

До самой смерти в 1959 году он возглавлял «Горзеленстрой», расширяя площади предприятия и продолжая работы по выведению новых морозостойких сортов растений. В 1942-м Лев Кузьмич перенёс всю селекционную работу из отцовской усадьбы на возглавляемое им предприятие, где была создана специальная лаборатория. Тогда же из своего сада-питомника он безвозмездно передал для озеленения городских улиц 1200 различных кустов и более 4000 саженцев деревьев.

В начале 60-х оставшиеся члены семьи Рудых получили благоустроенные квартиры и покинули родительскую усадьбу. Сад Кузьмы Осиповича, лишённый внимания, одичал. Его остатки вплоть до 2012 года напоминали горожанам о том, что некогда на этом месте находился уникальный сад-питомник, устроенный простым земским учителем. В 2012 году при строительстве новой линии ЛЭП оставшиеся деревья и кусты были вырублены. 

Бывший сад-питомник К. О. Рудого (фото 2012 г.) 

Вернёмся на бывшую Базарную площадь.

Поначалу архитектурной доминантой сквера, высаженного тагильскими комсомольцами, был памятник Свободе, переделанный из монумента Александру II. Затем памятник демонтировали, и до 1936 года сквер представлял собой просто зелёную зону, которую пересекали по диагонали две аллеи. Сквер был обнесён штакетником, каждый из четырёх его входов был снабжен воротами, которые запирались сторожами. Начиная с мая и до первого снега в сквере устанавливали скамейки, по аллеям возили тележки продавцы мороженого, выпечки и газированной воды.  

До 1935-го сквер официально назывался Комсомольским, так как шефствовал над ним городской комитет РКСМ, находившийся неподалёку. С начала 30-х забот у комсомола прибавилось: ОДВФ (Общество друзей воздушного флота), ОСОАВИАХИМ, шефство над различными спортивными обществами. И шефство над сквером было передано городской пионерской организации, которая в то время разместилась в бывшем доходном доме купца Хлопотова (нынешний адрес – пр. Ленина, д. 19). На какое-то время сквер стал называться Пионерским. Затем в городском комитете партии решили, что пионеры ещё слишком малы, чтобы им можно было доверить содержание в чистоте и порядке целого сквера. Было решено поручить сквер заботам городских коммунальных служб, при этом оставив пионерскую организацию в качестве формального шефа. Сквер был переименован в Городской. 


Вид из гостиницы «Северный Урал» на Городской сквер (фото начала 30-х гг.) 

Вид на улицу Ленина. Справа – Городской сквер (фото 1938 г.) 

В 1936 году в центре сквера появился фонтан, известный в наше время как «Каменный цветок».

Поначалу никакого каменного цветка в фонтане не было: в центре пятиметровой чаши просто торчала труба с распылителем на конце. Затем в центр фонтана поместили фигуру не то русалки, не то Ихтиандра, которая извергала основной поток воды.

Фонтан в Городском сквере 

Фигура в фонтане в сочетании с парковыми скульптурами, которыми сквер стали украшать в 30-х и 40-х годах, выглядела вполне гармонично. Позднее было принято решение заменить «русалку» на Каменный цветок. Работу поручили студентам камнерезного отделения Уральского училища прикладного искусства под руководством преподавателя В. Н. Горохова, и в таком виде, пережив ряд реконструкций и капитальных ремонтов, фонтан дошёл до наших дней. 

В 50-х годах Городской сквер был объединён со сквером Красной Армии. А затем снова разделён на Комсомольский и Пионерский. Названия снова были выбраны неслучайно. По плану развития города в Комсомольском сквере должен был появиться памятник первым комсомольцам Нижнего Тагила, а Пионерский сквер собирались сделать опытной площадкой городского Дома пионеров, который тогда находился через дорогу, в бывшем доме купцов Ляпцевых (нынешний адрес – ул. Карла Маркса, д. 39).

Центральная часть бывшей Базарной площади развивалась параллельно со скверами. Здесь были оставлены четыре бывших купеческих лабаза, перестроенные для нужд новой власти. В одном из них находилась типография Промбыткомбината, в остальных – магазины. А в 1931 году здесь же было построено здание городского цирка, который проработал в Нижнем Тагиле до 1953 года. В 1969 году на месте снесённых зданий цирка и типографии был построен театр кукол, который до этого 25 лет не имел собственного помещения.


Центральная часть бывшей Базарной площади. Слева – здание цирка 

Вид на Городской сквер и цирк с улицы Карла Маркса (фото 40-х гг.) 

Первое здание Нижнетагильского цирка (фото 40-х гг.) 

Нижнетагильский театр кукол 

Вообще, бывшая Базарная площадь немало повидала в советский период истории города.

С февраля 1937 года и до 1968-го здесь находились конечная остановка трамвая и «кольцо», на котором разворачивались вагоны для движения в обратном направлении. Входы в оба сквера то украшались парковыми скульптурами, изображающими рабочих и учащуюся молодёжь, то перед ними вырастали книжные палатки и ларьки «голубых дунаев». Одно время территории скверов использовалась в качестве летних детских площадок для расположенных вблизи детских садов. 

Реконструкции обоих скверов проводились регулярно. Правда, в большей степени они касались Комсомольского сквера. Постепенно скверы лишились ворот, оград и парковых скульптур. Но до конца 80-х они оставались одним из любимых мест отдыха тагильчан. В 90-х оба сквера, несмотря на внимание городских властей, пришли в запустение. В нулевых скверы, как могли, привели в порядок. В 2007 году в Комсомольском сквере был открыт памятник Николаю Никитичу Демидову (о нём мы уже рассказывали ранее), а в 2011-м городской Совет ветеранов ВЛКСМ установил здесь мемориальный камень, напоминающий о роли тагильской комсомолии в создании сквера. 

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ» 

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: