27 Май 2017 13:29 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Главная улица города: о самом красивом доме «старого» Тагила (часть 4)

Рассказывая об истории главной улицы города – проспекта Ленина – никак нельзя пройти мимо дома купца Копылова, построенного здесь во второй половине XIX столетия. Это здание, хорошо решённое в пропорциях, с изящным фигурным аттиком и коробовыми башенками, украшенное полуколоннами, пилястрами и обильной лепниной, было одним из самых красивых в «исторической» части Нижнего Тагила.

Построено оно было по заказу купца 1-й гильдии Евлампия Копылова, торговавшего в Нижнетагильском посёлке мануфактурой, обувью, готовым платьем и меховыми изделиями. Сам купец происходил из бывших крепостных, которые до 1860 года трудились на заводах Демидовых.

Началась купеческая деятельность Копыловых с главы семейства Евграфа Тимофеевича, который числился в должности «амбарного» на Нижнетагильском заводе.

Первые свои капиталы Евграф Копылов, как и многие другие тагильские коммерсанты, нажил на подрядах, которые в 60-е годы позапрошлого века раздавались демидовскими приказчиками едва ли не всем желающим попробовать себя в этой сфере. Заводы были на подъёме, а рабочих рук не хватало: отмена крепостного права стала одной из причин оттока квалифицированных работников с уральских заводов.

Поработав на подрядах два-три года, Евграф Тимофеевич решил открыть лавку, в которой начал торговать мелкими бытовыми товарами, платками, дешёвыми тканями. Торговля пошла успешно, и за восемь лет Евграф Тимофеевич расширил своё дело и значительно укрепил своё финансовое положение. В 1869 году купец внезапно скончался, оставив супруге, находившейся в положении, двум дочерям и двум сыновьям три добротных дома, хорошо налаженную торговлю и 22 тысячи рублей чистого капитала. На сороковой день после похорон на семейном совете было решено, что торговое дело продолжит старший сын Евлампий, которому на тот момент было 14 лет. 

В мир тагильского бизнеса Евлампий Копылов вошёл не сразу. Четыре года у будущего купца 1-й гильдии ушло на получение образования. Кроме этого, два года он проработал у других купцов на разных должностях, познавая тонкости коммерции изнутри. И только в 1875 году Евлампий Евграфович открыл в трёх отцовских лавках торговлю предметами домашнего обихода.  

Дела быстро шли в гору, и Евлампий открыл ещё одну лавку «узкой специализации», где стал торговать тканями. Первыми помощницами в делах торговых были сёстры Афанасья и Ульяна. Позднее их сменил средний брат Григорий. Младший брат Иван тоже присоединился к семейному бизнесу, закончив перед этим реальное училище и дослужившись в армии до унтер-офицера.

Прошло ещё какое-то время, прежде чем молодой купец определил приоритетное направление в торговле – мануфактура. Посуда, домашняя утварь, обувь, одежда, головные уборы со временем уступили место различным тканям, мехам, швейным и вязальным машинам. 

Евлампий Евграфович Копылов 

Пришла пора подумать о своём большом магазине. Для его постройки Евлампий Копылов купил большой участок земли на углу улицы Нагорной и Волостного переулка. Но начало строительства было омрачено неприятной находкой: едва подрядчики начали копать котлован под дом, как сразу наткнулись на человеческие кости, гробы и остатки надгробных плит. Оказалось, что 150 лет назад на этом месте находилось одно из первых кладбищ заводского посёлка. 

На первом этаже нового дома Евлампий Евграфович обустроил большой мануфактурный магазин.

Тагильский краевед Иван Орлов, заставший магазин Е. Е. Копылова в самом расцвете, так писал о его хозяине:

«Среди купцов, занимавшихся мануфактурой, главным был Копылов Евлампий Евграфович. В этом отношении он превосходил Уткина и других. Во-первых, магазин Копылова был больше, обширней, выразительнее оформлен. Во-вторых, товары его были гораздо разнообразнее. […] Обращение приказчиков с покупателями было исключительно внимательным и вежливым. Товары были производства и отечественных, и заграничных фабрик. Кроме дорогих драпов и сукна, большой выбор льняных, хлопчатобумажных тканей всевозможных расцветок и назначения, тюлевых тканей, скатертей, постельных принадлежностей, готовых изделий из ткани. Магазин находился на бойком месте, в самом центре заводского посёлка». 

Рекламное объявление магазина Е. Е. Копылова 

Другие современники отмечали, что Евлампий Евграфович был добрым и отзывчивым человеком, удачливым и исключительно честным предпринимателем. Он помогал своим работникам устроить семейную жизнь, давал деньги на приданое, на дом, а малообеспеченные жители могли получить в его магазине товары в кредит или с хорошими скидками. В 1907 году он ссудил солидную сумму фотографу Анне Шестаковой для постройки собственного дома и фотоателье. До конца своих дней он поддерживал детей брата Григория, который скоропостижно скончался в 1903 году.

После смерти единственного ребёнка Евлампий Копылов почти всё время стал проводить в своём магазине. Он помогал приказчикам разгружать товары, мыть витрины, сам стоял за прилавком. По словам соседа Ивана Комиссарова, «магазин Евлампия Евграфовича круглый год сиял чистотой и выглядел опрятно, словно дорогая игрушка». 

Дом Е. Е. Копылова (фото 1907 г.) 

Торговля приносила Копылову более 300 тысяч рублей серебром годового дохода, что позволяло ему расходовать большие суммы на благотворительность. Благотворительностью занималась и его жена, возглавлявшая «Благотворительное общество Нижне-Тагильских заводов». Справедливости ради надо отметить, что Евлампий Евграфович не был законченным альтруистом. В период с 1903 по 1916 годы он приобрёл в Нижнем Тагиле два каменных жилых дома, неоднократно выезжал за границу попутешествовать, занимался скупкой золотых и серебряных изделий, антиквариата. 

Октябрьская революция отняла у Евлампия Копылова всё: дома, деньги, ценности. До прихода в Нижний Тагил колчаковских войск и белочехов бывший купец 1-й гильдии ютился в доме своей бывшей прислуги. Летом 1919-го он ушёл вместе с отступающими частями «белых» и почти три года прожил в небольшом сибирском городке Колывань в Новониколаевском уезде. Бывший купец поступил на службу, работал кассиром на железной дороге. Здесь Евлампия Евграфовича и застала весть о решениях X съезда РКП(б), давших старт «новой экономической политике» страны Советов – НЭПу. В 1922 году Копылов вернулся в Нижний Тагил и вскоре открыл торговое дело на паях с бывшими тагильскими коммерсантами Рыбаковыми. Компаньоны успешно торговали на территории города, имея месячный оборот по 8 – 10 тысяч рублей. Но в начале 30-х «нэпманов» по всей стране стали душить налогами и пайщики были вынуждены свернуть торговлю.

Последние годы жизни Евлампий Копылов жил на мизерное пособие совслужащего, не имевшего достаточного трудового стажа для начисления минимальной пенсии. Иногда бывший купец перебивался случайными заработками, а когда не случалось и их, доставал из тайников пару золотых монет царской чеканки или что-нибудь из ювелирных украшений покойной жены, нёс их в «Торгсин», где продавал по сильно заниженной цене или просто менял на продукты. Тем и жил.

По городу ходили слухи, что перед тем, как уйти из Тагила в 1919-м, купец Копылов, опасаясь за сохранность нажитых денег и драгоценностей, закопал их на кладбище рядом с могилой сына. И одними слухами дело не ограничивалось. Завистники писали в ЧК доносы, содержание которых сводилось к тому, что «бывший купец-мироед прячет от советского государства золото и платину в слитках, деньги и прочие ценности». Пять или шесть раз Копылова арестовывали, требуя указать место клада, но каждый раз в тайнике, показанном им следователям, находили пачку в пару сотен рублей царскими ассигнациями, да несколько серебряных монет с профилем последнего царя.

В 1935 году в возрасте 80 лет бывший купец 1-й гильдии Евлампий Евграфович Копылов ушёл из жизни, так и не раскрыв тайну своих сокровищ. 

Дом купца Е. Е. Копылова по адресу пр. Ленина, д. 11 (фото 2000-х гг.) 

Само здание, построенное одним из самых известных купцов Нижнего Тагила, ещё в 70-х годах ХХ века было включено в реестр памятников архитектуры и считалось едва ли не жемчужиной «купеческой» части проспекта Ленина. Однако несколько лет назад вплотную к нему пристроили торгово-офисный центр – уродливый новодел, который, несмотря на все натужные старания архитекторов, обезобразил не только «копыловский» дом, но и всю историческую часть города. 

Следующим за домом Е. Е. Копылова по нечётной стороне главной улицы города стоит здание, построенное ещё одним торговцем мануфактурой – купцом Иваном Комиссаровым.

Происходил Иван Алексеевич из крепостных крестьян князей Мещерских, что проживали в селе Молвитино Буйского уезда Костромской губернии. Знатоки русской истории наверняка знают его двоюродного брата – спасителя императора Александра II Осипа Ивановича Комиссарова.

Какими ветрами занесло Ивана Алексеевича на Урал, доподлинно не известно. Известно только, что начинал свою коммерческую деятельность Иван Комиссаров с торговли головными уборами в Каслях, а затем по каким-то причинам перебрался на Нижнетагильский завод. 

Дома купцов И. А. Комиссарова (слева) и Е. Е. Копылова (фото 1907 г.) 

Торговал Иван Алексеевич тоже мануфактурой, но, как сейчас принято говорить, «низкой ценовой категории», парусиной, а также изделиями из ситца и льна. Ничем особо выдающимся в истории нашего города купец не отметился, жил достаточно скромно, непублично. Хотя был завсегдатаем «Купеческого клуба» и участвовал во многих благотворительных мероприятиях. Современники и те, кто знал его по делам торговым, отмечали, что купец Комиссаров был любителем поохотиться и опытным рыбаком.

О его судьбе в советский период истории почти ничего не известно. По одним данным, он погиб в 1920 году от рук грабителей, которые искали якобы спрятанные купцом золото и драгоценности. По другим данным, Иван Алексеевич бежал из Тагила вместе с отступающими частями «белых» и осел в Новосибирске. В 1934-м он уехал из города, предположительно, в Ленинград, и на этом его след теряется. 

Дом купца И. А. Комиссарова по адресу пр. Ленина, д. 13 (фото 2015 г.) 

Напротив этих двух купеческих домов в конце XIX века появилась Александровская площадь с памятником царю-освободителю. Она появилась на месте большого заболоченного места, что простиралось от нынешней улицы Огаркова до нынешней улицы Первомайской.

В те годы, когда Нижнетагильским заводом владел Николай Никитич Демидов, сюда переселили несколько десятков семей крепостных, купленных в Калужской губернии. Переселенцы обжились, осушили болото, но после отмены крепостного права стали покидать это место. Кто-то перебрался в другие районы посёлка, кто-то вернулся в родные сёла. Когда встал вопрос о переносе главного рынка со Старобазарной площади, это место показалось идеальным... Немногие оставшиеся здесь дворы земские власти выкупили под снос, освободившуюся территорию, как могли, разровняли, и торговый люд начал застраивать её лабазами и лавками. 

Вид на Александровскую и Базарную площади с колокольни Входо-Иерусалимского собора (фото начала ХХ в.) 

Весной 1867 года Пермская духовная консистория выдала разрешение на строительство в посёлке часовни «в честь чудесного избавления от гибели Е. И. В. Александра II 4 апреля 1866 года».

Построить каменную часовню «за свой кошт» вызвался тагильский купец 2-й гильдии Пермяков, известный оптовый торговец мукой, который в ту пору вёл борьбу с конкурентами за рынки сбыта муки. Конкуренты душили купца низкими ценами и более широким ассортиментом, и он решил попросить заступничества у Всевышнего, построив часовню, где бы «все честные торговцы могли бы молить Господа об успехах в делах».

Получить разрешение на строительство часовни в те годы было довольно сложно, но купец при поддержке настоятеля Входо-Иерусалимской церкви добился своего. Сколько строилась часовня и в какую сумму она обошлась Пермякову, доподлинно неизвестно. Известно только, что затея не помогла купцу: более удачливые и нахрапистые торговцы Уткин, Хлопотов и Аксёнов вытеснили Пермякова с мучного рынка, и он был вынужден свернуть дела в Тагиле. Но часовня, прозванная в народе «пермяковской», стала очень популярной как у тагильских, так и у приезжих торговцев и покупателей. 

Вид на Александровскую площадь и «пермяковскую» часовню 

Часовня служила тагильчанам до 1924 года, когда постановлением исполкома городского совета было решено её снести. А после ликвидации Базарной площади о «пермяковской» часовне и вовсе позабыли.

В 2014 году во время ремонтных работ на электроподстанции, расположенной в Комсомольском сквере, были найдены два фрагмента кованой ограды, окружавшей часовню. 

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ» 

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: