Главная улица города: «некрасивая история» появления старообрядческой часовни (часть 2)

Главная улица города: «некрасивая история» появления старообрядческой часовни (часть 2)

В начале ХХ века, когда Демидовы выставили здание на продажу, одним из тех, кто пожелал купить его, был известный в Нижнетагильском посёлке купец Павел Павлович Аксёнов, владелец целого подворья, что располагалось напротив. В отличие от других претендентов на дом – екатеринбургских купцов Злоказовых, пытавшихся всеми силами сбить цену, – Павел Павлович, напротив, предлагал переплатить сверху, лишь бы стать обладателем любимовского дома. Но в конечном итоге здание было продано Злоказовым. Виной тому было… вероисповедание тагильского купца.

Дело в том, что Аксёнов был известным в Екатеринбургском уезде старовером-«австрийцем». Конечно же, к Австрии Павел Павлович никакого отношения не имел. Просто «австрийцами» в России часто называли старообрядцев, принадлежавших к церкви Белокриницкого согласия.

Аксёнов Павел Павлович с супругой (фото Евг. Шестакова, нач. ХХ в.)

Согласно отчету Пермского губернатора, в 1850 году в Пермской губернии проживало немногим более 72 тысяч «раскольников разных сект и толков». Согласно донесениям миссионеров, в 1850-е гг. в православие было обращено не менее 100 тысяч староверов, и все же в 1860 году, по официальному отчету, численность уральских старообрядцев превышала 64 300 человек. На самом деле есть основания предполагать, что реально их было в несколько раз больше. Несмотря на то, что староверы жили обособленно и практически не были замечены в активной агитации за старую веру, наличие старообрядцев в губернии довольно сильно раздражало священников Православной Российской Церкви.

Сами Демидовы, начиная с Никиты Демидовича, относились к старообрядцам традиционно лояльно, часто выдвигая их на должности приказчиков наравне с остальными, но между самими старообрядцами разных течений случалось, говоря словами известного уральского этнографа и краеведа Н. К. Чупина, «молчаливое соперничество, иной раз переходящее в такую же молчаливую вражду». У купцов Аксёновых тоже хватало недоброжелателей и среди купеческой братии, и среди земских чиновников и заводских приказчиков.

Аксёновы появились на Нижнетагильском заводе во второй половине XIX века.

Началось всё с того, что уроженец Верхотурья купец 2-й гильдии Павел Тарасович Аксёнов через другого купца – Григория Никифоровича Грачёва – получил несколько подрядов на поставку муки, овса и фуража на демидовские заводы в Нижнем Тагиле, Черноисточинске, Верхней и Нижней Салде. В Тагиле Аксёнова представили главе нижнетагильской общины «австрийцев», купцу 2-й гильдии Н. М. Гущину, и тот «нашёл возможность предоставить протекцию» верхотурцу на занятие коммерцией в заводском посёлке. На первых порах Павел Тарасович стал торговать мануфактурой и швейными принадлежностями, но вскоре расширил сферу деятельности, открыв торговлю белым вином и бакалейный магазин. Дела быстро шли в гору, и П. Т. Аксёнов призвал себе в помощь сына Павла, а сам начал устраивать торговлю ещё и на Нижнесалдинском заводе.  

Кроме того, удачливому купцу удалось отхватить участок земли между Старозаводским трактом и улицей Александровской, где он вскоре начал строиться. Участок был взят в аренду на длительный срок с правом продления договора аренды. За десять лет, с 1880 по 1890 годы, на этом участке выросло целое подворье, состоявшее из трёх каменных и двух бревенчатых домов, многочисленных надворных построек и каменной «моленной» – старообрядческой церкви. Последнее строение вызвало весьма резкую реакцию со стороны настоятеля Входо-Иерусалимской церкви и Верхотурской епархии.  

«Аксёновское подворье» – здания, построенные купцами Аксёновыми между 1881 и 1890 г.

«Моленная» была построена между 1881 и 1882 годом, как выяснилось позже, «облыжным манером».

Со слов Павла Тарасовича Аксёнова, «некрасивая история» появления «моленной» выглядела следующим образом:

«Разрешения на постройку не дают, если нет 600 душ прихожан, а у нас было только 60 душ. Вот мы и написали по сему случаю заголовок, а потом сряду всех и заставили подписываться: приказщиков да дворников, стряпок и всякую соседскую прислугу. […] К нашему счастию, сразу проверки не было, а то мы провалились бы потому, что подписывалось много единоверцев и православных».

Когда обман вскрылся, перед властями встала непростая задача. Совсем закрыть «моленную» они не могли, так как фактически здание являлось частной собственностью семьи Аксёновых и те имели полное право пользоваться им для отправления религиозных обрядов. Не пускать на молебны других прихожан было также затруднительно: купец вёл активную общественную деятельность, ежедневно принимал в своём доме по десятку просителей, приказчиков, торговых контрагентов, и определить загодя, кто из гостей аксёновского дома пришёл по делам, а кто помолиться, не представлялось возможным. Чтобы урегулировать ситуацию, Аксёновы и другие тагильские староверы-«австрийцы» обратились к губернским властям за поддержкой.

В те годы с подачи императора Александра III отношение официальных властей к старообрядцам начало меняться в сторону сближения и примирения конфессий, а общинам староверов то тут, то там стали давать «послабления». Недавно занявший трон Александр в первые месяцы своего царствования старался «быть добрым государем для всех своих подданных».

Челобитная тагильских «австрийцев» с резолюцией пермского губернатора «Не возражаю» попала на стол министру внутренних дел империи Дмитрию Толстому, который и выписал соответствующее разрешение.

Вот как описывал аксёновскую «моленную» священник Сергей Стахеев на страницах «Екатеринбургских епархиальных ведомостей» (№ 4 за 1906 г.):

«В Нижнетагильском заводе проживают последователи «австрийской иерархии»: большей частью это коммерсанты со своими семьями и служащими у них приказчиками. Имеется наставник, совершающий службы в храме, построенном на усадьбе купца Аксёнова, и, кажется, пользующийся его покровительством.

Недавно разнесся слух, что 4 октября 1905 года состоится поднятие креста на австрийском храме. Чин этот совершит их областной настоятель Антоний (Епископ Пермский и Тобольский, именуемый у них). Здание храма каменное, одноэтажное, стоит в тесноте среди различных построек; с алтарной стороны примыкают вплоть к нему какие-то надворные постройки: каретник, кладовые и прочие. С северной стороны – жилые дома. С улицы ведут ворота, самые простые, даже без изображения на них креста. […] Вхожу через калитку в ограду очень тесную, отворяю дверь в прихожую. Как оказалось, зашел с южной стороны, с запада же не позволяла сделать вход какая-то капитальная стена. На западной стене подпись о том, что старообрядцы, приемлющие священство (но какое именно, почему-то не упомянуто), соорудили храм сей с разрешения г. Министра Внутренних дел за № 162, освящен храм 1 октября 1882 года в честь Покрова Богородицы. Через 23 года соорудили крест. Крест деревянный с главою, обит железом и покрыт золотом на марданный лак. Это все обильно убрано зеленью с массой искусственных цветов».

В советское время «моленная», как и вся недвижимость Аксёновых, была национализирована. С 30-х годов ХХ века и до 2013 года здание было занято различными службами Ленинского района, за его состоянием следили абы как. В конце концов крыша строения и часть стен обрушились.

«Моленная» «аксёновского подворья» (фото А. Хлопотова, 2011-2012 гг.)

Постепенно Павел Тарасович передал дела, связанные с коммерцией в Тагиле, сыну Павлу. Тот оказался достойным продолжателем семейного бизнеса, а вскоре стал проявлять интерес и к скупке недвижимости. Большинство купленных зданий Павел Павлович сдавал другим тагильским коммерсантам: в конце XIX – начале ХХ века в этом районе Нижнего Тагила начал формироваться деловой и торговый центр.

Аксёновские дома в начале ул. Александровской (фото конца XIX в.)

Первые этажи зданий сдавались, как правило, под магазины, а комнаты на вторых этажах – под квартиры или конторы. 

Не забывал купец и о своей торговле. В 1890 году в Нижнетагильском посёлке было создано «Второе общество потребителей», члены которого, желая оградить себя от некачественных товаров, вскладчину покупали у проверенных торговцев продукты питания и товары повседневного спроса. По воспоминаниям, дошедшим до наших дней, товары в лавках общества можно было купить и под запись, и в кредит, а в годы экономического кризиса начала ХХ века – и по талонам, которыми на демидовских заводах выдавали часть зарплаты. Ряд товаров действительно продавался по низким ценам. И хотя о каком-то исключительном качестве товаров говорить вряд ли уместно, но за четверть века существования «Второго общества потребителей» в ряды его членов вошли почти две тысячи человек. В основном это были мещане со средним (и выше) достатком: учителя, врачи, земские чиновники, заводские приказчики и мастеровые и т.п.  В Тагиле общество имело три лавки – на Ключах, на Вые и в центральной части посёлка. Несколько позднее лавки были открыты также в Лае, Черноисточинске и на Авроринском заводе.

Одним из учредителей и основным поставщиком товаров для «Второго общества потребителей» являлся П. П. Аксёнов. Одна из тагильских лавок общества располагалась в его доме на улице Александровской.

Лавка «Второго общества потребителей» на ул. Александровской (нынешний адрес – пр. Ленина, д. 3)

В этой лавке был самый широкий спектр товаров: несколько сортов чая, кофе, сахар, сыры, соль, сельди, различные консервы, икра, табак, спички и многое другое. Также популярным был и «ренсковый погреб» – винный магазин Аксёнова, находившийся неподалёку.

Прославился Павел Павлович не только как удачливый купец, но и как щедрый благотворитель. Одно из купленных им зданий он передал земской управе, в другом открыл Купеческий клуб, в котором устраивал рождественские праздники для детей и благотворительные вечера. Аксёнов принимал участие практически во всех благотворительных начинаниях Нижнетагильского посёлка.

По воспоминаниям современников, Аксёнов «был человеком образованным, набожным и приятным в общении, образцовым семьянином и любителем загородных прогулок». Известно, что он воспитывал трёх дочерей и души не чаял в своей супруге и престарелой матери.

Дочери купца Аксенова: Лариса, Валентина и Лидия (фото В. Вишнякова)

После февральской революции Аксёновы, почувствовав неладное, начали перевозить своё имущество в Верхотурье. Павел Павлович понемногу сворачивал дела и распродавал недвижимость. Ничего хорошего от грядущих перемен он не ждал.

В советский период часть строений «аксёновского подворья» была снесена из-за ветхости, а другая часть перестроена. Специалисты не раз предупреждали городские власти, что эти здания выстроены с ошибками в проектировании и нарушениями при строительстве и будут разрушаться, если их не реконструировать.

Так в конечном итоге и произошло. К началу 2000-х все дома «аксёновского подворья» пришли в полную негодность. Дома № 5 и 5а пришлось снести, хотя дом № 5 значился в реестре памятников архитектуры Свердловской области.

Последние дни одного из аксёновских домов (пр. Ленина, 5)

В плачевном состоянии сейчас и дом № 3 по проспекту Ленина. Уже несколько лет здание находится в состоянии ремонта, о ходе которого ничего неизвестно. Некоторые специалисты полагают, что его ждёт судьба соседнего дома.

Дом № 3 по пр. Ленина снаружи...

...и внутри

В декабре 2016 года в средствах массовой информации появилось сообщение о создании староверческой общины в Нижнем Тагиле. В связи с этим событием по городу поползли слухи о восстановлении часовни на «аксёновском подворье». Правда, сами старообрядцы о намерении отстроить «австрийскую моленную» говорят очень неопределённо.

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»