Екатеринбург деревянный (часть 1)

Екатеринбург деревянный (часть 1)

Есть в облике современного Екатеринбурга отдельная категория исторических зданий, к которым жители города относятся с особой теплотой и вниманием. Здания, для которых нашлось весьма точное определение «образец деревянного зодчества», вот уже более 60 лет приводят в восторг знатоков и любителей русской архитектуры. Несмотря на то, что добрая половина этих зданий не является полностью деревянной, они представляют определённый интерес как для любителей старины, так и для историков-профессионалов. Не оставим эти здания без внимания и мы с вами.

Один из таких домов, а точнее сказать усадьба, находится в Екатеринбурге на улице Розы Люксембург и занимает сразу два номера — 14 и 14а.

О дате её постройки долго ходили споры. Одни историки утверждали, что дом и флигель были построены в 1896 году, другие — что в 1898-м, третьи ссылаются на дату на флюгере, который когда-то украшал крышу одного из строений, — 1901-й. В конце концов выяснилось, что усадьбу начали строить в 1896-м по проекту отставного военного инженера Василия Коновалова, а через два года здания были реконструированы по проекту екатеринбургского архитектора А. Чирковского. К чему отнести третью дату — 1901-й — спорят до сих пор. Тем не менее все три даты отражены на памятной табличке, установленной на доме в нулевых.

Большой двухэтажный дом на каменном полуэтаже был построен по заказу известного в городе камнереза Константина Ивановича Трапезникова, чьё имя упоминается каждый раз, когда речь заходит о памятнике Александру II на Кафедральной площади Екатеринбурга. Именно он изготовил постамент для памятника, причём «за свой кошт» в качестве добровольного взноса в кассу этой народной стройки. Было это в 1903 году. Впрочем, известен Трапезников был не только этим, да и не только в Екатеринбурге.

Константин Иванович Трапезников родился в 1854 году в селе Мраморском в семье государевых крестьян, занимавшихся добычей и обработкой мрамора. Львиная доля добываемого мрамора отправлялась в Москву и Петербург для отделки царских дворцов и особняков столичной знати. Семья Трапезниковых появилась в Мраморском ещё при генерале де Геннине, в 1734-1736 годах переехав на Урал из Сибири. Работали и на каменоломне, и на черновой обработке мрамора, и на перевозке мраморных заготовок в Екатеринбург. При Татищеве мраморским камнетёсам было позволено в свободное время заниматься кустарным промыслом и продавать на рынке свои изделия. Трапезниковы попробовали себя в камнерезном деле, и оказалось, что не зря. Вскоре к ним стали поступать заказы на изготовление ванн, облицовочных плит для каминов, а также столов и декоративных ваз. Молва о камнерезных дел мастерах Трапезниковых быстро разлетелась за Урал, и в 1842 году Илья Фёдорович Трапезников, дед Константина Ивановича, был приглашён руководить изготовлением каминов в Мариинском дворце.

В 1859 году Трапезниковы открывают в Екатеринбурге на улице Златоустовской небольшую мастерскую, где начинают принимать и выдавать заказы. Прибыли от реализации возросли, расширился и ассортимент изделий — в ту пору в моду входили мраморные надгробия и памятники. Пришлось существенно расширить производство, выстроить новую большую мастерскую и просторный жилой дом. Так в 60-70-х годах XIX века на улице Златоустовской, на участке № 12, появилась первая «усадьба» Трапезниковых: мастерская и изба-пятистенок. Заказы сыпались на мраморских камнерезов как из рога изобилия. Среди заказчиков были и зажиточные екатеринбургские мещане, и знатные купцы, и горные чиновники. Много заказов поступало и из других населённых пунктов Урала: Невьянска, Верхотурья, Нижнетагильского завода, Оренбурга.

В конце 70-х годов XIX столетия Трапезниковы записываются мещанами и переезжают в Екатеринбург. А в 1887 году происходит событие, ставшее знаковым для Константина Трапезникова: он принимает участие в первой Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке, организованной под патронажем Великих князей Михаила Николаевича и Сергея Михайловича и пермского губернатора Василия Лукошкова. Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка была организована и проведена в Екатеринбурге в июне — августе 1887 года членами Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ). В подготовке к выставке активное участие приняли Екатеринбургская городская дума и екатеринбургское купечество. 14 июня в присутствии великих князей Михаила Николаевича и Сергея Михайловича, пермского губернатора Лукошкова, епископа Екатеринбургского и Ирбитского Нафанаила, многочисленных депутатов и делегатов от городов и земств, железных дорог, заводов и волостей, членов УОЛЕ и экспонентов выставка открылась. На территории выставки было расположено 13 отделов: естественно-исторический, географический, антропологическо-этнографический, отдел горной и горнозаводской промышленности, предметы заводской, фабричной и ремесленной промышленности, отдел кустарной промышленности, отдел сельского хозяйства, лесоводства, садоводства, огородничества, охоты и рыболовства, отдел ввозных товаров, художественный отдел, сибирский отдел, учебный отдел, железнодорожный отдел, отдел Екатеринбурго-Тюменских железных дорог (на правах владельцев выставочной территории).

Всего в выставке приняли участие более 3500 экспонентов из 32 губерний Российской империи, а также официальные представители правительств Германии, Швеции и Японии. Освещали мероприятие около сотни журналистов, в том числе и иностранных. Выставка работала два месяца — с 14 июня по 15 августа, за это время её посетили более 80 тысяч человек, при том что общая численность жителей Екатеринбурга составляла около 37 300 человек. Точное количество заключённых на выставке сделок и договоров до сих пор неизвестно. По итогам выставки 1752 экспонента были награждены различными медалями, отмечены похвальными листами и почётными отзывами Министерства финансов, Министерства государственных имуществ, Общества содействия русской промышленности и торговли, Русского технического общества, УОЛЕ и других ведомств. Высшие награды, своего рода гран-при, присудили Верх-Исетским заводам графини Стенбок-Фермор «за отличное качество и отделку всех сортов железа и особенно кровельного» и предпринимателю Симанову «за отличное приготовление крупчатой муки».


Отдел Кустарной промышленности Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки (фото 1887 г.)

Константин Иванович Трапезников участвовал в выставке вместе с братом Александром. Они выставляли образцы своей продукции в отделе кустарной промышленности. В экспозиции Александра Трапезникова были представлены мраморная облицовочная плитка, столы, бюсты, художественные изделия малых форм из мрамора и поделочного камня. Константин выставлял мраморные ванны, столы, надгробные памятники и плиты. Главным же экспонатом экспозиции Константина Трапезникова были две большие резные каменные вазы, оценённые экспертами из Франции по 4000 рублей серебром каждая. Оба брата были отмечены похвальными листами устроителей выставки, но основным достижением Трапезниковых стали многочисленные заказы на их продукцию, а также приглашения на различные выставки, в том числе и за рубеж.


Отдел кустарной промышленности Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки. На переднем плане — экспозиция К. И. Трапезникова (фото 1887 г.)

Трапезниковы начали приобретать земельные участки рядом со своим на улице Златоустовской. Большие прибыли, масса заказов на два года вперёд давали мраморским камнерезам возможность обзавестись более комфортабельным жильём. Константин Иванович приобрёл участок № 14, на котором хотел выстроить для себя усадьбу с садом. Кроме того, «по настоятельной просьбе общества» он записался купцом 2-й гильдии и стал членом купеческого собрания Екатеринбурга. Много времени уходило у мастера на ознакомление с различными архитектурными проектами: Константину Ивановичу хотелось, чтобы его будущий дом не был похож ни на какой другой в городе и в то же время отражал в своём облике простое происхождение семьи Трапезниковых.

В конце концов такой проект нашёлся. Нашёлся во многом благодаря случайному знакомству с военным инженером Василием Кондратьевичем Коноваловым. В те времена в моду входили большие полукаменные дома с деревянным вторым этажом в «русском стиле», украшенные изысканной резьбой. Такой же дом и захотел иметь Константин Трапезников.

Усадьба, которая выросла на участке между улицами Златоустовской (ныне Р. Люксембург), Малаховской (ныне Энгельса), Покровским проспектом (ныне Малышева) и Разгуляевской (теперь Гоголя), состояла из главного жилого полукаменного дома, двухэтажного полукаменного флигеля, надворных построек, сада и изящной кованой ограды на кирпичных тумбах. Главный дом имел высокую крышу, светёлку с балконом, остроконечную башню над главным входом, фасад с выступом на три окна и веранду. Крышу украшали два флюгера: один с инициалами мастера — «К. Т.», другой с датой — «1901». Внутри дома, по воспоминаниям очевидцев, был дорогой дубовый паркет, изразцовые печи и расписной потолок с ангелочками и Мадонной. К слову, в своём первоначальном виде дом простоял до 1961 года.


Дом камнереза К. И. Трапезникова в 1960 году

Надо сказать, что, разбогатев, Константин Трапезников не забыл и о своей малой Родине. Когда к нему обратились бывшие односельчане с просьбой оказать помощь в ремонте мраморской церкви в память Усекновения главы святого Пророка и Предтечи Иоанна, Трапезников сразу выехал в Мраморское. На месте оценив стоимость работ, он выделил деньги не только на ремонт, но и на постройку ещё одного придела во имя святых равноапостольных Константина и Елены, который был освящён 4 июня 1897 года.

Известен был Константин Иванович и другими благими делами. Он попечительствовал Екатеринбургскому реальному училищу, тратя на пополнение фондов его библиотеки крупные суммы; оказывал материальную помощь Екатеринбургскому собору и церковно-приходской школе, за что не раз был пожалован медалями и специальным архиерейским благословением. Кроме того, он находил время и на преподавание в классах камнерезного искусства при художественно-промышленной школе Екатеринбурга, открытой в 1902 году. Преподавал в этой школе и его брат Александр.


Занятия по обработке камня в Екатеринбургской художественно-промышленной школе (фото 1903 г.)

Октябрьскую революцию Константин Иванович пережил спокойно. Он умел ладить с любой властью, при этом оставаясь абсолютно аполитичным. В 1923 году он умер от воспаления лёгких. Родственники и друзья похоронили его на Михайловском кладбище, на почётном месте недалеко от церкви.

После смерти мастера родственники разъехались — кто в Мраморское, кто в Иркутск к родне. Опустевший дом «пошёл по рукам». В 1926 году его занял трест «Ураллес». А в бывшую камнерезную мастерскую, что находилась по соседству, въехала пролетарская столярная артель. Позднее «Ураллес» перебрался в другое здание, а дом занял сначала райком партии, затем райком комсомола, затем ликбез. Затем усадьбу и вовсе перепланировали под коммуналку на 20 семей. За состоянием строений никто не следил, одно время дом и флигель вообще хотели снести. От ножей бульдозеров усадьбу Трапезникова спасла хроническая нехватка жилья в Свердловске. Однако вплоть до конца 50-х в нём не было водопровода и канализации, а отопление оставалось печным. В 1961 году дом знаменитого камнереза наконец-то поставили на капитальный ремонт. Правда, часть элементов спасти было уже нельзя. Дом лишился веранды, светёлки, башенки, флюгеров и большей части ограды.

После капитального ремонта первые этажи дома и флигеля отдали под различные учреждения, а вторые оставили жилыми.


Дом и флигель К. И. Трапезникова

В 1970-е годы дом приглянулся руководству Свердловского треста столовых. Здесь хотели открыть ресторан «Русский чай», но дальше намерений дело так и не пошло. Главной причиной стал пресловутый квартирный вопрос: жильцов второго этажа просто некуда было отселить. В годы «перестройки», в конце 80-х, на дом Трапезникова «положило глаз» патриотическое общество русской культуры «Отечество» во главе с известным журналистом Юрием Липатниковым. Юрий Васильевич развернул бурную кампанию за реставрацию усадьбы и даже показывал журналистам макет восстановленного дома. Казалось бы, будущее дома предрешено: Липатникова поддерживал Борис Николаевич Ельцин. Но…

Сначала Липатников в пух и прах рассорился с первым президентом России, а летом 1993-го лидер «Отечества» погиб в автомобильной катастрофе. О реставрации и сохранении здания пришлось забыть на долгие десять лет. Лишь в нулевых городские власти «вспомнили» о том, что ещё в начале 80-х строение было включено в реестр памятников истории и культуры. В 2004-2006 годах в усадьбе Трапезникова был проведён частичный ремонт. Правда, о восстановлении утраченных деталей речь не шла: рабочие перестелили крышу, оштукатурили каменный полуэтаж, что-то побелили, что-то покрасили, очистили территорию от мусора. Первый этаж по-прежнему занимают коммерческие структуры, на втором по-прежнему живут люди. Тем не менее усадьба признана объектом культурного наследия областного значения, а специалисты МУГИСО регулярно проводят осмотр дома и флигеля. О возвращении усадьбе первозданного вида пока речь не идёт, но всё, что осталось, дошло до наших дней, находится под охраной государства.

Кстати, специалисты утверждают, что восстановить строения усадьбы не так сложно. В архивах есть много фотографий дома и флигеля, найдены также поэтажный план главного дома и эскизы декора и ограды. Но, как обычно, на восстановление объектов культурного наследия в городской казне не хватает средств.


План 1-го этажа главного дома усадьбы К. И. Трапезникова

Справедливости ради надо отметить, что к вопросам сохранения объектов деревянного зодчества власти Екатеринбурга относятся с большим вниманием, чем в других городах Свердловской области. Не остаются равнодушными и жители города. Например, в прошлом году по сигналам жителей города Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области провело проверку состояния усадьбы К. И. Трапезникова и вынесло соответствующие предписания городским службам.