Бывшая Клубная: от производства боеприпасов до забвения великого завода

Бывшая Клубная: от производства боеприпасов до забвения великого завода

Эта тихая улочка, берущая своё начало в самом центре Выи, редко упоминается в исторических или краеведческих материалах о знаменательных событиях в жизни Нижнего Тагила. Она вовсе не богата достопримечательностями, хотя они и имеются. Это и здание Земского училища, историю которого мы уже освещали в нашей рубрике. Это и первый на Вые кинотеатр «Мир» на 300 мест, который вплоть до закрытия любили жители Выи. Это и первый в Выйском районе рабочий клуб, в котором работал первый на Вые ликбез. Но самая главная достопримечательность – это сама улица, которая появилась летом 1915 года в связи с началом строительства последнего демидовского завода в Нижнетагильском заводском посёлке. 

Улица Оплетина (бывшая ул. Клубная) на электронной карте 2017 г.

В начале июня 1915 года у здания Главного артиллерийского управления военного ведомства Российской Империи остановился экипаж, из которого вышел бравого вида молодой человек в военной форме. В руках у него был дорогой портфель заграничного фасона, немного распухший от документов. Молодой человек вошёл в парадный подъезд управления и минуту спустя вышел уже без портфеля. Судя по тому, что человек находился в прекрасном расположении духа, можно было догадаться, что его миссия завершилась удачно.

Если бы Анатолий Павлович Демидов вздумал написать автобиографический роман, то, возможно, именно так он начал бы главу, повествующую о его скромной роли порученца в истории получения его сводным братом большого заказа от российского военного ведомства. 

Анатолий Павлович Демидов (фото конца XIX в.) 

Уже через полгода после начала Первой мировой войны Генеральному штабу, кабинету министров, да и самому императору стало ясно, что ожидать в ближайшее время окончания военных действий не придётся. Война обещала быть затяжной, а Россия оказалась совсем не подготовленной к такому развитию событий: не вовремя начавшееся перевооружение, техническая отсталость, нехватка офицерского состава, имеющего опыт ведения боевых действий, нехватка боеприпасов. Правительство в спешном порядке предпринимало всё возможное, чтобы поправить дела. Одним из шагов, направленных на увеличение выпуска боеприпасов и оружия, стала готовность правительства разместить большое число крупных военных заказов на частных предприятиях. Известия об этом дошли и до Елима Павловича Демидова, который по решению семейного совета являлся основным держателем акций Акционерного общества наследников П. П. Демидова, князя Сан-Донато, и управлял работой всех предприятий общества. Получение крупного военного заказа сулило большие прибыли, но Елим Павлович, находящийся в то время на посту российского посланника в Греции, из-за военных действий в Европе не мог лично заниматься делами, связанными с получением контракта: Германия, Австро-Венгрия и их союзники вели настоящую охоту на русских дипломатов. Тогда-то Елим и попросил брата подать в российское военное ведомство необходимые документы и выступить финансовым гарантом будущего контракта (Анатолий в то время был заместителем директора «Русского для внешней торговли банка» своего тестя Климентия Подменера). 

Елим Павлович Демидов (фото конца XIX в.) 

26 августа 1915 года Главное артиллерийское управление военного ведомства заключило с Акционерным обществом наследников Павла Павловича Демидова договор о поставке для русской армии «200 000 штук фугасных гаубичных бомб по цене 64 рубля за штуку, а всего на сумму 12 800 000 рублей серебром», что в нынешнем исчислении соответствовало бы почти 16 с половиной миллиардам рублей.

Три месяца спустя в Петербург была послана телеграмма следующего содержания:

«Главное управление имением наследников П. П. Демидова, князя Сан-Донато, сим имеет честь уведомить Вас, что с 30 ноября 1915 года в селении Нижнетагильского завода строится новый механический завод, которому присвоено наименование Высокогорского механического завода наследников П. П. Демидова, князя Сан-Донато».

Уже в сентябре 1915-го на Урал потянулись обозы с оборудованием для нового завода. Место для стройки выбирал назначенный директором предприятия опытный инженер-технолог Фаддей Фомич Ясновский. А скоро на строящийся завод прибыл и начальник снарядного цеха, выпускник Московского Императорского технического училища Анатолий Зимин (ставший в будущем профессором МВТУ им. Баумана), проработавший до этого полтора года на Пермском оружейном заводе старшим мастером. 

Начальник снарядного цеха Полевского завода, будущий профессор МВТУ им. Баумана Анатолий Иванович Зимин 

Оборудование и строительные материалы для завода прибывали на товарный двор станции Нижний Тагил, где грузились на подводы и отправлялись на площадь перед Главным правлением заводов. Там груз проходил сверку с сопроводительными документами и отправлялся в Выйскую часть посёлка по Максимильяновской улице. Миновав Маральский мост и поднявшись в гору, обозы поворачивали налево, в переулок, и двигались до места строительства нового завода, который поначалу именовался Полевским в силу того, что строился он вблизи старого Полевского рудника. И переулок, первоначальное имя которого теперь уже никто не помнит, стал называться переулком Полевского завода. 

1 августа 1916 года завод дал первую продукцию, и в тот же день состоялось его торжественное открытие, на котором присутствовали Елим и Анатолий Павловичи с жёнами, два столичных фотографа, репортёр из газеты «Петербургские ведомости», священник и несколько земских чиновников. После коротких речей, произнесённых директором завода и Елимом Павловичем, на территорию завода впустили фотографов и... агентов тайной полиции. Дело в том, что рабочие нового завода в большинстве своём были приезжими: их набирали на петербургских, гатчинских, московских и пермских заводах, прежде всего обращая внимание на их рабочую квалификацию, а не на политическую благонадёжность. Демидов был убеждён, что высокая зарплата рабочих является стопроцентной гарантией их политической лояльности. Однако среди приезжих рабочих оказалось много членов политических партий социал-демократов, эсеров, анархистов, некоторые из которых принимали участие в революционных событиях 1905 года. Поэтому жандармы с первых дней строительства завода проявляли к рабочим повышенное внимание. И, надо сказать, не зря: подпольная ячейка РСДРП появилась на заводе буквально через месяц после его пуска. 

Полевской механический завод состоял из кузнечно-прессового, ремонтно-механического, механического, термического, ремонтно-строительного и кузнечного цехов. Кроме них, на заводе имелись склад готовой продукции, цех по производству паровых котлов и заводская контора, которую разместили в бараке. Была при заводе и своя пожарная команда. На заводе работала дюжина печей для нагрева штамповки заготовок снарядов, семь горизонтальных и вертикальных гидравлических прессов фирмы Morgan, три закалочно-отпускных агрегата для закалки и отпуска деталей снарядов. По предварительным расчётам, завод должен был производить около 40 000 снарядов в год. Но если верить документам, с августа 1916 по апрель 1918 года завод отгрузил заказчику всего немногим более 10 000 штук 152-миллиметровых фугасных бомб.

Коллектив рабочих и ИТР Высокогорского механического завода наследников П. П. Демидова, князя Сан-Донато (фото 1916 г.)

Несмотря на передовые образцы оборудования, доля ручного труда на заводе была довольно высока. Не хватало угля, часто случались перебои с поставкой металла. В стране начали расти цены на продукты питания. Так, цена на пшеницу выросла в 1916 году до 42 копеек за пуд, тогда как в 1913 году она едва достигала 13,5 копеек. Демидовых всё это мало беспокоило: солидный аванс, составлявший чуть ли не половину от общей суммы контракта, казна уже перевела на счета заводчиков. Справедливости ради надо отметить, что зарплата на Высокогорском механическом заводе постоянно росла, что давало работникам возможность сводить концы с концами.

Известный уральский металлург Владимир Грум-Гржимайло вспоминал позднее:

«Полевской завод находился в полуобморочном состоянии. Не хватало металла. Все мои предложения об улучшении техпроцессов оставались без ответов. Тем не менее люди выпускали какую-то продукцию, их жалование регулярно росло, пусть и не намного. Когда в марте 1917 года Демидовы продали почти 90% всех своих акций за кругленькую сумму, новые хозяева сократили зарплату рабочим, не считая нужным платить за простои. Это сразу привело к стачке и созданию завкома, а затем и отряда Красной гвардии».

Первыми красногвардейцами Высокогорского механического завода стали рабочие-большевики Бархатов, Пеганов, Петров, Шамин, Меринов и Эрмуиш, а также левые эсеры Бабин и Коровин. Немного позднее к отряду присоединились несколько меньшевиков и беспартийных. 

В феврале 1918 года Высокогорский механический завод был национализирован. Практически сразу же заговорили о закрытии военного производства и перепрофилировании завода в вагоноремонтный. Новые власти и новое руководство предприятия намеревались ремонтировать на ВМЗ до 3000 вагонов в год. На реорганизацию предприятия правительством было выделено более трёх миллионов рублей. В 1920 году на заводе начали ремонтировать товарные вагоны, правда, работало предприятие нестабильно. В 1923-м его остановили и поставили на консервацию, а спустя четыре года вновь начали готовить к пуску. Но на этот раз уже не в качестве вагоноремонтного, а как предприятие по производству боеприпасов № 63. В 1931-м «шестьдесят третьему» был определён первый государственный план, а уже через год на завод с рабочим визитом прибыл председатель Совета народных комиссаров Вячеслав Молотов, что само по себе являлось свидетельством того, что государство заинтересовано в развитии оборонной промышленности. А в 1934-м, после визита в Нижний Тагил наркома тяжёлой промышленности Григория Орджоникидзе, завод № 63 получил кредиты на развитие производства и социальной сферы и стабильные заказы от Наркомата обороны РСФСР. 

С первых дней Великой Отечественной войны коллектив завода перешёл на особый режим работы. Был установлен 12-часовой рабочий день при двух выходных днях в месяц, усилена охрана периметра завода, произведены мероприятия по светомаскировке. В 1941 году на территории ВМЗ был размещён Донецкий завод точного машиностроения, эвакуированный из Украины. В рекордно короткие сроки был произведён монтаж и запуск в эксплуатацию его оборудования. Одновременно внедрялись новые научные разработки, например магнитное дефектоскопирование, которое позволило существенно увеличить качественные и количественные показатели производства боеприпасов. В 1942 году работники предприятия инициировали сбор средств для постройки танковой колонны «Тагильский рабочий». В том же году ОРС (отдел рабочего снабжения) завода принял на свой баланс разрозненные подсобные хозяйства предприятия, что позволило значительно разнообразить рацион питания работников овощами, корнеплодами, рыбой и мясом. 

Всего за пять лет войны завод изготовил более семи миллионов фугасных, бронебойных и других видов снарядов, в том числе и реактивных, для установки залпового огня «Катюша», а также мин для морской и сухопутной артиллерии. В 1945 году предприятие было награждено орденом Ленина. 

Дальнейшая история Высокогорского механического завода похожа на историю практически всех заводов военно-промышленного комплекса СССР. После войны, продолжая выпуск своей основной продукции, предприятие освоило выпуск товаров народного потребления, среди которых были двигатели внутреннего сгорания, мясорубки, электрические духовые шкафы, ветродвигатели, плуги, стиральные машины.

Государственные заказы, производство товаров народного потребления позволяли существенно расширить производство, постоянно модернизировать оборудование и увеличивать объёмы производства. Но в начале 90-х годов ввиду резкого сокращения оборонного заказа и перехода экономики на рыночные принципы завод начал приходить в упадок. На нём пытались развернуть конверсионное производство мебели, посуды, электротоваров, но эти начинания потерпели неудачу. Умирающий завод потянул за собой и социальные объекты, находившиеся у него на содержании. В 2003 году предприятие начало процедуру банкротства. К этому времени ВМЗ уже несколько лет не производил оборонную продукцию.

Сейчас от некогда легендарного предприятия, поставлявшего боеприпасы на две мировые войны, остались лишь воспоминания да полуразрушенные цеховые корпуса. 

А что же переулок Полевского завода?

До начала 30-х годов это была типичная выйская улочка, в меру грязная, застроенная избами-пятистенками работного люда. Унылую картину несколько разнообразило лишь большое здание Земского училища, что было построено в 1910 году Верхотурской уездной земской управой. 

Здание Земского училища 

Положение изменилось в 30-х годах, когда на этой улице был построен Клуб рабочей молодёжи имени Петра Кропоткина. Точнее, не построен, а размещён в реквизированном и перестроенном доме бывшего управляющего тагильским участком железной дороги Колышкина.

Клуб в короткое время стал очень популярен у жителей окрестных улиц. Здесь работала самая большая на Вые секция ликвидации безграмотности, была богатая библиотека, радиоточка, а дважды в неделю проходили лекции, диспуты, обсуждение событий в стране и мире. Собирались в клубе имени князя-революционера преимущественно рабочие Высокогорского механического завода, на котором уже тогда существовала одна из самых многочисленных комсомольских первичек в городе. Комсомольцы ВМЗ и предложили депутатам городского Совета переименовать улицу в Клубную. С этим именем улица прожила до конца ноября 1975 года, когда на заседании исполкома городского Совета ей было решено присвоить имя Героя Социалистического труда, формовщика завода им. Куйбышева Михаила Павловича Оплетина.

В середине 30-х улицу озеленили, высадив на всём её протяжении, от улицы Фрунзе до улицы Быкова, две сотни лип и около сотни берёз и рябин. 

По-настоящему меняться улица Клубная начала только в начале 50-х, когда на Вые развернулось массовое строительство жилых домов. Строили тогда не только жильё, но и объекты соцкультбыта. Одним их таких объектов стал кинотеатр «Мир», сданный в эксплуатацию 25 октября 1955 года. 

Кинотеатр «Мир» 

В советский период на улице появились ещё две достопримечательности: общежитие рабочей молодёжи на углу с улицей Высокогорской (бывшей Зелёной) и продуктовый магазин № 14 Ленинского райпищеторга. Общежитие было построено в лучших традициях классического сталианса. Люди непосвящённые часто принимали это здание за Дом культуры. В конце 90-х общежитие было признано аварийным и его начали постепенно разбирать, оставив к 2004 году на его месте лишь кучи мусора.

Четырнадцатому магазину довелось прожить на несколько лет больше. Сейчас на его месте находятся автосервис и магазин автомобильных запчастей. А когда-то, в застойные годы, магазин № 14 славился на всю Выю тем, что здесь всегда был большой ассортимент свежей продукции местного производителя: мяса, колбас, молочных продуктов, конфет, пряников, хлеба, рыбы. В летнее время возле магазина всегда стояли бочки с молоком, квасом, пивом, работали киоски с прохладительными напитками и мороженым. 

Продовольственный магазин № 14 (фото 1967 г.) 

Старожилы улиц Оплетина, Кузнецкого, Липового тракта, Черемшанской предпочитали «четырнадцатый» всем другим. Говорили, что в нём чаще, чем в других торговых точках, «выбрасывали» дефицитные товары. Эти слухи отчасти подтверждаются архивами Ленинского райпищеторга. 

Перекрёсток улиц Оплетина и Быкова 

Сейчас бывшая Клубная, а ныне Оплетина заканчивается на пересечении с улицей Быкова, о которой мы уже рассказывали в нашей рубрике.

Каждая улица нашего города имеет свою историю, которая тесно переплетена не только с историей Нижнего Тагила вообще, но и с судьбами людей, живших когда-то на этих улицах и строивших будущее для своих потомков…

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»