16 Янв 2015 16:59 | Метки: интервью, культура, филармония

В экономический кризис нас спасёт искусство. Три органиста рассуждают о значении короля музыкальных инструментов для Нижнего Тагила

Накануне Нового года Нижний Тагил получил царский подарок – механический орган 1907 года. Трёхтонный музыкальный инструмент доставили из Норвегии, где он служил более 100 лет в одной из местных церквей. Вчера в музее изобразительных искусств – там поселился король инструментов - состоялся первый органный концерт. В торжественном открытии приняли участие люди, благодаря которым норвежский подарок очутился в Нижнем Тагиле. Народный артист Татарстана и России, профессор Казанской государственной консерватории Рубин Абдуллин и его ученики: лауреат Всероссийского конкурса, кантор норвежской церкви Виктор Ряхин и лауреат Международного конкурса, единственная органистка Нижнетагильской филармонии Наталья Воронина поразмышляли о культуре, о развитии музыкального академического искусства в России и в Норвегии, а также о значимости музыкального подарка для Тагила.

- В ситуации надвигающегося экономического кризиса в стране, в мире, культура может спасти человека? Если говорить об истории, то именно в критические моменты рождались самые выдающиеся произведения искусства.
Наталья Воронина (органистка Нижнетагильской филармонии): Культура, это, конечно, не палочка-выручалочка, которая одним взмахом спасёт наше общество. Но если мы вспомним страшные годы Великой Отечественной войны, блокадный Ленинград, тогда исполнялась гениальная седьмая симфония Шостаковича! Есть такой исторический факт, когда симфония была исполнена после войны, на сцене уже почти никого не было, почти все музыканты погибли во время блокады. Конечно, искусство оно поддерживает дух, оно является таким же спасением, отдушиной для человека.
Виктор Ряхин (кантор норвежской церкви): Безусловно! Я на телефоне сохранил интервью Константина Райкина. Он высказал такую мысль, что культура - это безопасность. Пустые души – самое опасное, что только может существовать на свете. Души не могут быть пустыми, если они не будут заполняться чем-то светлым, достойным и духовным, они в ту же секунду будут заполнены вещами прямо себе противоположными. Я абсолютно убеждён, что культура – это не вопрос какого-то престижа, а вопрос реального будущего. Я с большой надеждой смотрю на то, что такие вопросы вообще стали возникать. Очень бы хотелось, чтобы разговоры превратились в дела.
Рубин Абдуллин (профессор Казанской государственной консерватории): Конечно! К сожалению, не всегда ей придают такое значение. Больше заботятся о форме, о реформе, о структурировании темы образования, вместо того чтобы обратиться к существу. Ведь какую программу не построй (например, в области того же музыкального образования), без Баха она не обойдётся, без Моцарта не обойдётся, без Чайковского совсем никак. Какой мудрец сейчас изобретёт какую-то творческую программу, общеразвивающую, которая может быть сопоставима с гениями, сказавшими всё одним росчерком пера.

- Что сегодня происходит с культурой? Кто является основным потребителем «культурного» продукта?
Наталья Воронина: Культура сейчас переживает не лучшие времена. Лучшие времена переживает научно-технический прогресс, культура отошла на второй план, но она не погибнет никогда! Если проследить историю человечества в целом, которая проходит определённые витки по спирали, с периодами рассвета и заката, то мы увидим, что без культуры человека нет, без искусства, без живописи, без музыки человек жить не может.

Наталья Воронина

Виктор Ряхин: Если говорить о Норвегии, то это очень сложный вопрос. Потому что есть некие реальные достижения, то, что может быть признано экспертами, а есть некий общий уровень культуры. Я считаю, что в плане вот такого общего уровня культуры нам даже есть чему поучиться. Здесь культура носит более широкий характер, есть чемпионы. Что касается Норвегии, положим, если мы попытаемся вспомнить выдающегося норвежского дирижёра или выдающегося норвежского пианиста, вам нужно будет хорошенько подумать, чтобы назвать фамилию. Но в целом заинтересованность культурой у людей там достаточно на высоком уровне.

Виктор Ряхин

Рубин Абдуллин: Часто говорят, что культура для народа. А что такое народ? Народ состоит из конкретных личностей! Вот личностную ориентацию искусства я бы выделил красной строкой. Когда человек слушает концерт, он же обращается и к себе, и к Богу. Он вспоминает самых близких людей. Когда его трогает красота, его сердце наполняется добром, выходя их концертного зала, вряд ли он совершит что-то плохое. То же самое можно говорить о музее, о театре… Душа согрета, возвышена, человек стал лучше!

Рубин Абдуллин

- Музыкальное академическое искусство сейчас находится на каком уровне?
Наталья Воронина: В Нижнем Тагиле есть несколько музыкальных школ, есть замечательный колледж искусств, где готовят профессиональных музыкантов, почти все они поступают в ВУЗы, уже почти 20 лет существует наша замечательная филармония, регулярно проходят концерты, как местные, так и гастролёров. Так что жизнь кипит!
Виктор Ряхин: Россия и Норвегия - это совершенно разные миры. Я думаю, если говорить о достижениях академического искусства в России, которые являются общепризнанными в мире, то в этом плане скандинавское искусство, конечно, выглядит немножечко скромнее. Хотя я бы сказал, что иногда это излишняя скромность, там тоже есть очень много потрясающих явлений. Я думаю, что подаренный орган может стать своего рода мостиком, благодаря которому традиции российские и скандинавские начнут лучше друг друга узнавать.
Рубин Абдуллин: Развитие академического музыкального искусства для каждого музыканта начинается с юных лет. Следовательно, это должна быть определённая система образования. В России она существует уже более 150-ти лет. Достаточно назвать одно имя, скажем, Сергея Васильевича Рахманинова, он прошёл все ступени обучения в Москве. Вот эта модель складывалась в России в течение многих лет. Мы гордимся, что у нас есть широкая сеть музыкальных школ, что у нас есть среднее звено. Это училища, колледжи, которые обеспечивают профессиональное становление музыканта, и, наконец, консерватории, коих всего восемь, потому что консерватория просто так не рождается. Вот эта трёхступенчатая система обеспечивает приток артистов, музыкантов и в театры, и в симфонические оркестры, пополняет ряды педагогов, которые работают в музыкальных школах.

- Орган в Нижнем Тагиле. Каково значение для нас и для любого города вообще появление короля музыкальных инструментов?
Наталья Воронина: Значение огромное. Это новый этап в развитии культуры в нашем городе. Орган хорош со всех точек зрения: красив внешне, привлекает как объект столетней давности, дает возможность делать регулярные концерты. Мы сейчас видим, что они вызывают большой спрос, большой интерес. Так же орган даёт нам возможность приглашать в Тагил интересных музыкантов. Проводить какие-то международные проекты.
Виктор Ряхин: Нельзя это недооценивать и не нужно переоценивать. В России ситуация такая, что появляется один орган, а мы хотим вместить всю культуру в этот маленький инструмент, так не бывает. Как мы не можем встретить человека, который будет совмещать в себе свойства выдающегося ученого, философа, спортсмена, так и здесь. Орган – как человек. С ним можно познакомиться, его можно и нужно полюбить. Я думаю, что это элемент, который позволит Нижнему Тагилу стать чуть ближе к Скандинавии. Во всяком случае, я могу сказать, что мои коллеги уже хотят приехать и посмотреть, как орган «устроился» в городе.
Рубин Абдуллин: Я думаю, что орган способен сплотить людей, когда они слушают музыку и испытывают очень близкие эмоции. Также инструмент способен погрузить человека в раздумья, побудить его разговаривать со звёздами, помечтать, вспомнить, что-то очень хорошее. Самые лучшие чувства пробуждает искусство. Поэтому оно лечит раны, даёт человеку надежды, делает его красивее, чище…

- Орган в музее изобразительных искусств, в окружении живописных полотен, получается такое слияние, сочетание двух разных направлений в искусстве. Вообще, это хорошо? Музыкальный инструмент на своём месте?
Наталья Воронина: Я считаю, что да. Человеку приятно прийти в музей. Музей - красивое место, он отвлекает от бытовой атмосферы. Мне кажется, это неплохое сочетание музыки и живописи. Во многих музеях мира есть музыкальные инструменты, также проходят концерты классической музыки. Так что всё замечательно.
Виктор Ряхин: Я считаю, что музей очень удачное место, во всяком случае, у инструмента будет достойная, приятная компания. Это здорово! Знаете, своим коллегам я говорю: «Наш орган видимо вышел на почётную пенсию».
Рубин Абдуллин: Я думаю, это просто новые возможности восприятия как живописи, так и музыки. Слушая музыку, взгляд невольно падает на какую-то картину, воображение человека начинает работать, что-то дорисовывать. Вы, когда читали в детстве, своего же представляли Робинзона Крузо. То же происходит и в музее, когда произведение изобразительного искусства согрето музыкой, оно обретает новые свойства.

- Органная музыка отличается какой-то спецификой? Для кого она? Слушатель должен быть как-то подготовлен к ней?
Наталья Воронина: Я бы не назвала эту музыку специфичной, она просто разная. Она бывает старинная, бывает романтическая, есть современная, сложно написанная музыка. Я не думаю, что для того чтобы слушать такую музыку, нужна какая-то подготовка, специальное образование. Я, кстати, заметила, что органную музыку любят отнюдь не музыканты, а инженеры, врачи…. Всё зависит от самого человека, его тяги к искусству, предрасположенности воспринимать музыкальные произведения. В Тагиле первое время на органные концерты, думается, будут ходить все любопытные, ну а потом основными слушателями станет всё-таки слой интеллигенции.
Виктор Ряхин: Мне трудно судить. Органная музыка – это моя профессия. Мне здесь очень многое понятно. Сегодня люди придут послушать органный концерт, они придут его послушать завтра, послезавтра. Надо понимать, что 107 лет в своей жизни этот орган занимался совершенно другими вещами. Он встречал людей, женил, провожал в последний путь. Только подумайте, скольким поколениям людей этот орган верно служил! А вот сейчас сюда приходят послушать его как солиста, я думаю, он даже немножечко смущён. С его точки зрения, наверное, он занимался вещами более прозаическими, мне же, напротив, кажется, что они были более возвышенными.
Рубин Абдуллин: Пусть человек в первый раз придёт. Это в любом случае лучше, чем слушать попсу, которой заткнуты уши молодых людей. Это можно сравнить только с фаст-фудом, когда сосиска в тесте - это предел твоих мечтаний. Но есть же возвышенные блюда, есть возвышенное искусство, есть тонкие вкусы, есть окрылённая красота! Почему же людям это не нужно?! Что, Нижний Тагил не достоин того, чтобы услышать Баха? Моцарта? На том самом инструменте, на котором они играли. Временные границы сразу же стираются. Орган - это же машина времени.

 

Сегодня и завтра в Нижнетагильской филармонии пройдут ещё два органных концерта с участием Рубина Абдуллина, Виктора Ряхина и Натальи Ворониной.

Беседовала Оксана Исупова
Фотографии Оксаны Исуповой, ntagil.org

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Поделись новостью с друзьями:

Рекомендуемые новости: