Почему директоров школ надо избирать, как депутатов

Восьмым, после семи всем известных грехов, я бы назвал ложь, так как она имеет животное происхождение. Животные лгут, когда запутывают свои следы или устраивают охотничьи засады. После рождения ребёнок-животное попадает в человеческую среду, которая пропитывает его, как рассол пропитывает огурец, делая его солёным. Человеческая среда делает животное человеком. Когда ребёнок начинает говорить, то это означает, что огромный прыжок через пропасть, отделяющую животных от человека, совершён.

Грехи животных ограничивает сама природа. У человека эти грехи могут вырастать до огромных размеров, так как природа их не может ограничить. Людям приходится самим придумывать ограничения, чтобы жить нормально. Человеческая среда («рассол») прежде всего существует в семье. И считается, что только семья может воспитать ребёнка. А школа даёт знания, ну и дополняет воспитание. По-моему, очевидно, что семья очень плохо справляется со своими обязанностями. Но требовать от семьи большего — глупо. Кто может заставить родителей лучше воспитывать детей, если родители делают, что могут, так как детей любят, но воспитывать не умеют? Школа пытается воспитывать родителей, но это глупо в квадрате — как можно воспитать взрослого человека? Со взрослым человеком можно только договориться, если он воспитан, или отобрать ребёнка. В общем, «куда ни кинь, всюду клин».

Предлагаю такой выход. Необходимо всю полноту ответственности за воспитание детей возложить на школу. Обоснование простое. Для школ можно набрать умных, знающих, талантливых, успешных людей из 130 миллионов населения. Начать можно с директоров школ, освободив их от опеки всяких «роно», «гороно» и прочих управляющих структур, а отбор совершать каждый год на выборах — как депутатов.

Сейчас всё очень плохо, школа убивает любовь к жизни. Школа провожает своих выпускников в большой незнакомый мир с единственной надеждой — поступление в любой ВУЗ и с огромной ложью, что потом у них всё будет хорошо. Директор и учителя обладают всеми смертными грехами, ничем не ограниченными в существующей школьной системе. Да к тому же у них нет родительской любви к детям. Всё, школа сделала своё дело: интерес к урокам отбит, обучение практически закончилось, остался интерес ко двору, в котором детвора всегда находила интерес в общении и в играх. Разве можно учиться дальше, если непонятно предыдущее? Да, в нашей школе можно.

Я понимаю, что учителям разжёвывать каждому ученику до понятного невозможно, да и неинтересно, даже если бы им платили, как депутатам. А вот старшим школьникам учить младших интересно и приятно чувствовать свою значимость и ответственность. На что я намекаю? Да на метод Ривина, применённый в 1918 году при обучении всего народа грамоте. Вопрос, собственно, в том, почему методы Ривина, Макаренко, Монтеня не применяются в школе? Почему главным и единственным критерием обучения в начальной школе не служит обучение всех детей любви к чтению?

Итак, школа не учит любить читать. А что школа учит любить? НИЧЕГО. А нет, школа пытается учить любить лозунги о любви к Родине. Пытается воспитывать родителей путём вызова их к себе «на ковёр». Чаще всего «на ковёр» приходят мамы, так как мужчины считают этот вызов унизительным. Дух школы наполнен самым тяжким грехом — гордыней.